Форум » Наши увлечения » Стихи - любимые, хорошие, не только свои » Ответить

Стихи - любимые, хорошие, не только свои

Книгиня Плаксана: ...и прозаические тексты, конечно, если уместятся в сообщение...

Ответов - 123, стр: 1 2 3 4 5 All

LENA_P: А.Городницкий Над Канадой, над Канадой Солнце низкое садится. Мне уснуть давно бы надо, Отчего же мне не спится? Над Канадой небо сине, Меж берез- дожди косые. Хоть похоже на Россию, Только все же не Россия. Нам усталость шепчет: "Грейся!", И любовь заводит шашни; Дразнит нас снежок апрельский, Манит нас уют домашний. Мне снежок- как не весенний, Дом чужой- не новоселье. Хоть похоже на веселье, Только все же- не веселье. У тебя сегодня слякоть, В лужах солнечные пятна. Не спеши любовь оплакать- Подожди меня обратно. Над Канадой небо сине, Меж берез- дожди косые. Хоть похоже на Россию, Только все же не Россия! 1963 г.

LENA_P: А ЧТО ДАЛЬШЕ? А ДАЛЬШЕ ЗИМА... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ А что дальше? А дальше - зима... Вальс снежинок под пенье метели, Новогодней поры кутерьма, В каждом доме - красавицы ели... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ Мандариново-хвойный коктейль, С шоколадно-зефирным блаженством... - Этот запах разносит метель, Приглашая всех в давнее детство. ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ В ожидание разных чудес И подарков, нежданных сюрпризов, И надежды на то, что вдруг здесь... Потаённые сбудутся мысли... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ А потом - Рождества благовест... И за ним следом - таинство Святок... Будут падать в ладони с небес Звёзд брильянты на счастье и радость... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ Пусть такой будет эта зима! Очень хочется мира и счастья, И покоя, любви и тепла... И не рвать больше душу на части... Альбина Бондаренко С-Петербург

Лана К: Увертюра Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо́ и остро́! Весь я в чём-то норвежском! Весь я в чём-то испанском! Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо! Стрёкот аэропланов! Бе́ги автомобилей! Ветропро́свист экспрессов! Крылолёт буеров! Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили! Ананасы в шампанском — это пульс вечеров! В группе девушек нервных, в остром обществе дамском Я трагедию жизни претворю в грёзофарс… Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс! Игорь Северянин 1915г.


LENA_P: Андрей Дементьев Срывают отчий дом Срывают отчий дом. Как будто душу рушат. Все прошлое - на слом. Прощаемся с минувшим. Прощаемся с собой, Ведь столько лет послушно, Как маленький собор, Хранил он наши души. Всю жизнь мы жили в нем. Беду и радость знали. Охвачены огнем Мои воспоминанья. Как жаль, что довелось Дожить до дня такого... Отец не прячет слез. Застряло в горле слово. И дом в последний раз Глядит на всех незряче. То ли жалеет нас, То ль о минувшем плачет.

Авто: Однообразные мелькают… Николай Гумилёв Июль 1917 года Однообразные мелькают Все с той же болью дни мои, Как будто розы опадают И умирают соловьи. Но и она печальна тоже, Мне приказавшая любовь, И под ее атласной кожей Бежит отравленная кровь. И если я живу на свете, То лишь из-за одной мечты: Мы оба, как слепые дети, Пойдем на горные хребты, Туда, где бродят только козы, В мир самых белых облаков, Искать увянувшие розы И слушать мертвых соловьев.

Лана К: Максимилиан Волошин РУСЬ Суздаль да Москва не для тебя ли По уделам землю собирали Да тугую золотом суму? В рундуках приданое копили И тебя невестою растили В расписном да тесном терему? Не тебе ли на речных истоках Плотник-Царь построил дом широко — Окнами на пять земных морей? Из невест красой да силой бранной Не была ль ты самою желанной Для заморских княжих сыновей? Но тебе сыздетства были любы — По лесам глубоких скитов срубы, По степям кочевья без дорог, Вольные раздолья да вериги, Самозванцы, воры да расстриги, Соловьиный посвист да острог. Быть царевой ты не захотела — Уж такое подвернулось дело: Враг шептал: развей да расточи, Ты отдай казну свою богатым, Власть — холопам, силу — супостатам, Смердам — честь, изменникам — ключи. Поддалась лихому подговору, Отдалась разбойнику и вору, Подожгла посады и хлеба, Разорила древнее жилище И пошла поруганной и нищей И рабой последнего раба. Я ль в тебя посмею бросить камень? Осужу ль страстной и буйный пламень? В грязь лицом тебе ль не поклонюсь, След босой ноги благословляя, — Ты — бездомная, гулящая, хмельная, Во Христе юродивая Русь!

LENA_P: Молю, о, Господи, чтоб жизнь моя была, Как звуки чистой музыки чудесной, Что утешенье дарит повсеместно Всем людям в трудные их дни. Прервав работу, слушают они, И духом укрепясь, с охотой Берутся снова за свою работу. Молюсь я, чтобы день за днем Судьбы моей звучала постоянно Струна. И чтоб лечила неустанно Сердца она. От давней боли, Вздымая мысли над земной юдолью, Гармонией их жизнь наполнив! О, дай мне силы все исполнить! Хочу жить так; когда же на земле Меня не станет, Пусть музыка судьбы моей Звучать не перестанет. из дневников святой Царицы Александры

Лана К: "В нашей жизни, прекрасной и странной..." В нашей жизни, прекрасной и странной, и короткой, как росчерк пера, над дымящейся свежею раной призадуматься, право, пора. Призадуматься и присмотреться, поразмыслить, покуда живой, что там кроется в сумерках сердца, в самой черной его кладовой. Пусть твердят, что дела твои плохи, но пора научиться, пора не вымаливать жалкие крохи милосердия, правды, добра. Но пред ликом суровой эпохи, что по-своему тоже права, не выжуливать жалкие крохи, а творить, засучив рукава. 1985 Булат Окуджава

Лана К: Булат Окуджава - Я пишу исторический роман - Стих В склянке темного стекла из-под импортного пива роза красная цвела гордо и неторопливо. Исторический роман сочинял я понемногу, пробиваясь как в туман от пролога к эпилогу. Были дали голубы, было вымысла в избытке, и из собственной судьбы я выдергивал по нитке. В путь героев снаряжал, наводил о прошлом справки и поручиком в отставке сам себя воображал. Вымысел — не есть обман. Замысел — еще не точка. Дайте дописать роман до последнего листочка. И пока еще жива роза красная в бутылке, дайте выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке: каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить… Так природа захотела. Почему? Не наше дело. Для чего? Не нам судить.

поэт-родовед1: Вадим Егоров - Песня о моих прадедах Как в глухую старину, старину, старину Шёл солдатик на войну, на войну, на войну. Не пришёл с войны назад, не вернулся домой Пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадед мой. Ратной славою гоним, государем гоним, Старший сын пошёл за ним, шёл за ним, шёл за ним. Шёл он, песню напевал, напевал, напевал И убит был, и убит был, и убит был наповал. Год за годом, день за днем, день за днем, день за днем, Гибли прадеды мои под мечом, под огнем. Гибли прадеды, и вот - настает, настает Вроде, вроде, вроде, вроде, вроде бы и мой черед. Я бы мать свою обнял, и детей, и жену, И пошёл бы на войну, на войну, на войну. Я пошёл бы, да войны вот уже тридцать лет, Слава Богу, слава Богу, слава Богу, нет как нет. Это, выйдя из могил, опалённых войной, Встали прадеды мои, словно щит надо мной, Чтоб не видел в жизни войн никогда никаких Пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-правнук их.

Авто: Песня камикадзе Я по совести указу Записался в камикадзе. С полной бомбовой загрузкой лечу. В баках топлива до цели, Ну, а цель, она в прицеле, И я взять её сегодня хочу. Рвутся нервы на пределе. Погибать - так за идею. И вхожу я в свой последний вираж. А те, которые на цели, Глядя в высь, оцепенели, Знают, чем грозит им мой пилотаж! Парашют оставлен дома, На траве аэродрома. Даже если захочу - не свернуть. Облака перевернулись, И на лбу все жилы вздулись, И сдавило перегрузками грудь. От снарядов в небе тесно, И я пикирую отвесно, Исключительно красиво иду. Три секунды жить осталось, И не важно, что так мало, Зацветут ещё мои деревья в саду! Не добраться им до порта, Вот и всё. Касаюсь борта, И в расширенных зрачках отражен Весь мой долгий путь до цели, Той, которая в прицеле. Мне взрываться за других есть резон. Есть резон своим полетом Вынуть душу из кого-то, И в кого-то свою душу вложить. Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Потому что остальным надо жить! Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Да потому что остальным надо жить! Александр Розенбаум

поэт-родовед1: Игорь Лачугин - Малая Родина Есть на Руси уголок тихий, светлый В песнях былинных и дивных воспетый, Нивы живою водой напоённые, Дети волшебной мечтой окрылённые, Души простором небес упоённые. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый Здесь понимать научившись, прощал я, Здесь до конца любить обещал я, К маме родной за советом спешил я И сыновей для Отчизны растил я - Родина малая, Родина милая. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый Годы уходят как ливни летние, Сколько друзей ушло незаметными, А над рекою заря запоздалая, Яркая-яркая, алая-алая - Все это ты - моя Родина малая. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый.

Лана К: Трофим (Сергей Трофимов) - За тихой рекою За тихой рекою, берёзовой рощей Распустится первый весенний цветок И я загадаю желание попроще И перекрестившись взгляну на Восток. Окрасится небо багряной зарёю И вечное солнце над миром взойдёт И белая птица взлетит над землёю И Божие прощение с небес принесёт И белая птица взлетит над землёю И Божие прощение с небес принесёт.. И что-то большое откроется сердцу Такое что жизнью моей не объять И станет спокойно, и сладко как в детстве Когда обнимала меня моя мать И станет спокойно, и сладко как в детстве Когда обнимала меня моя мать. Молитва святая слезами прольётся Христовой любовью исполнится грусть И в это мгновение душа прикоснётся К великой вселенной по имени Русь.

Авто: Молитва Научите меня понимать красоту, Отучите меня от тоски и от лени, Проявите ко мне в сотый раз доброту. я - ваш раб, но не ставьте меня на колени. я люблю вас, люблю, как отца и как мать, Твердо верую в тайну великую вашу, Только вы и способны простить и понять Всех нас грешных, земных, бесконечно уставших. Нужных слов не найду, но нужны ли слова? Вам и так наши мысли и чувства понятны. я - ваш сын, блудный сын, нарубивший дрова, Древо жизни своё погубив безвозвратно. Каюсь вам, мой Отец, не кляните меня, я и так уж виною своей распластан. я тону без воды и горю без огня, Мне не нужен ваш меч, мне нужна ваша ласка. Научите меня понимать красоту, Отучите меня от тоски и от лени, Проявите ко мне в сотый раз доброту И позвольте мне встать в сотый раз на колени. А. Лугарев

Лана К: Без обещаний жизнь печальней... Без обещаний жизнь печальней дождливой ночи без огня. Так не жалей же обещаний, не бойся обмануть меня. Так много огорчений разных и повседневной суеты... Не бойся слов — прекрасных, праздных, недолговечных, как цветы. Сердца людские так им рады, мир так без них пустынно тих... И разве нет в них высшей правды на краткий срок цветенья их? Вероника Тушнова.

поэт-родовед1: Андрей Головнёв - Маленькая история Что здесь было до нас - не понять, У истории путаный слог, Мы о прошлом не прочь поболтать - Приходите на наш огонёк. Мы ищем откровения в Талмудах и Коранах, Скучаем в галереях,грызем за домом дом, А прошлое забыто в разграбленных курганах, А прошлое зарыто под сломанным крестом. Здесь большое не случалось беды, Рокот громких побед не звучал, Просто кто-то оставил следы - Жил да был, а зачем - не сказал. Здесь испокон до веку с бурьяном воевали, Крепили, рыли, строили не жалея сил. С любовью дом срубили, с душой его латали И дом тот на полвека хозяев пережил. Может кто-то сидел и мечтал Там, где мы наш костер развели И затылок в раздумье чесал, Тот,что мы под откосом нашли. Все выцвело, истлело, иных и нет в помине, Железо порыжело, позеленела медь А кто-нибудь когда-то топтался в той же глине, смотрелся в ту же воду и не хотел стареть. Ищем мы угольки, черепки, Жажда знаний мозги бередит, А нас в вековые очки Череп предка с усмешкой глядит. Он мог бы разрешить, унять все наши споры На тыщу лет он старше, на тыщу лет мудрей, Но не к лицу ему ухмылки и укоры - Потомки нас рассудят, чья жизнь была смешней. Что здесь было до нас - не понять, У истории путаный слог, Мы о прошлом не прочь поболтать - Приходите на наш огонёк.

Лана К: Диалог у Новогодней Елки - Что происходит на свете? - А просто зима. - Просто зима, полагаете вы? - Полагаю. Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю в ваши уснувшие ранней порою дома. - Что же за всем этим будет? - А будет январь. - Будет январь, вы считаете? - Да, я считаю. Я ведь давно эту белую книгу читаю, этот, с картинками вьюги, старинный букварь. - Чем же все это окончится? - Будет апрель. - Будет апрель, вы уверены? - Да, я уверен. Я уже слышал, и слух этот мною проверен, будто бы в роще сегодня звенела свирель. - Что же из этого следует? - Следует жить, шить сарафаны и легкие платья из ситца. - Вы полагаете, все это будет носиться? - Я полагаю,что все это следует шить. - Следует шить, ибо сколько зиме ни кружить, недолговечны ее кабала и опала. - Так разрешите же в честь новогоднего бала руку на танец, сударыня, вам предложить! - Месяц - серебряный шар со свечою внутри, и карнавальные маски - по кругу, по кругу! - Вальс начинается. Дайте ж, сударыня, руку, и - раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три!.. Юрий Левитанский

Лана К: «Жизнь, жизнь» Арсений Тарковский I Предчувствиям не верю, и примет Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда Я не бегу. На свете смерти нет: Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо Бояться смерти ни в семнадцать лет, Ни в семьдесят. Есть только явь и свет, Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете. Мы все уже на берегу морском, И я из тех, кто выбирает сети, Когда идет бессмертье косяком. II Живите в доме — и не рухнет дом. Я вызову любое из столетий, Войду в него и дом построю в нем. Вот почему со мною ваши дети И жены ваши за одним столом,- А стол один и прадеду и внуку: Грядущее свершается сейчас, И если я приподымаю руку, Все пять лучей останутся у вас. Я каждый день минувшего, как крепью, Ключицами своими подпирал, Измерил время землемерной цепью И сквозь него прошел, как сквозь Урал. III Я век себе по росту подбирал. Мы шли на юг, держали пыль над степью; Бурьян чадил; кузнечик баловал, Подковы трогал усом, и пророчил, И гибелью грозил мне, как монах. Судьбу свою к седлу я приторочил; Я и сейчас в грядущих временах, Как мальчик, привстаю на стременах. Мне моего бессмертия довольно, Чтоб кровь моя из века в век текла. За верный угол ровного тепла Я жизнью заплатил бы своевольно, Когда б ее летучая игла Меня, как нить, по свету не вела. Стихотворение «Жизнь, жизнь» звучит в картине «Зеркало», снятой сыном Арсения Александровича – Андреем Тарковским. На экраны во многом автобиографическая лента вышла в 1974г.

LENA_P: А помните в детстве, - наряжена ёлка, На кухне пельмени лепили так долго, Готов холодец и лимончик сочится, И ждёшь это чудо вот - вот да случится! Конфеты с подарков на стол высыпали, Делились друг с другом и горя не знали! Играли мы в прятки, носились по дому, Не знали, что жить будем все по другому. И вот мандарины, - волшебное чудо, Я их аромат никогда не забуду, Весь дом в волшебстве, и сгущёнка и сок, Объелись конфетами, - к чаю пирог! Весёлая мама и папа весёлый, По телеку ключ выдают новосёлам, Родители ждут "Голубой Огонёк"- А нам малышам всё опять невдомёк. Мы все разгулялись и спать не хотим, И просим, что тихо ещё посидим, Но мама хитрит, говорит,: надо спать, Ложиться в кроватку - глаза закрывать.Что ночью придёт к нам во сне дед Мороз, Подарков с собой принесёт целый воз- Придёт он к послушным и любящим детям, Которые мирно живут на Планете... И мы засыпаем счастливые сразу, И помним сквозь сон про подарки мы фразу, А утром, чуть свет сразу к ёлке бежим. Подарки находим,- от счастья дрожим. И снова киношка, хоккей и коньки, Потом догонялки, войнушка, снежки, Домой не загнать, все в ледышках штаны, Но снова гулять нас зовут пацаны. С тех пор уж минуло почти, что сто лет. Но помню я ёлки волшебный тот свет! И маму и папу, соседей, родных, Всех сердцу мне милых людей, всех живых. Пусть ёлки волшебной, таинственный свет, Нам дарит надежду ещё много лет! Пусть в памяти нашей родные живут, Пусть все в Новый Год чуда светлого ждут. А.Бондаренко

Лана К: А. Внуков Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше, всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе… Слетят листки календаря, Останется — листок… В последний вечер декабря, Придёт волшебный срок… Пробьют часы двенадцать раз, И Дед Мороз придет, И поведёт с собою нас, В счастливый Новый год. Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше,всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе… Нас встретит сказка в этот час, Под ёлочкой лесной, И не покинет больше нас, Ни летом, ни весной… И ждёт нас чудо впереди, И в шутку, и всерьёз… Скорее в гости приходи, К нам, Дедушка Мороз! Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше, всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе…

godro: Часы устали Считать минуты До нашей встречи. Я на вокзале, Билет в кармане, Заняться нечем. Слоняюсь молча Туда - обратно, С перрона в кассу, Спасёт не очень Киоск газетный, Буфет ужасен. Устроюсь в кресле, На подлокотник Приладив шапку, И то, лишь, если Найдётся место Средь этой давки. Одно желанье, Одна надежда - Услышать голос, Который скажет, К какой платформе Прибудет поезд. В охапку вещи, Тараня двери На переходе. Толпа как клещи Сжимает-вертит В водовороте... Но вот уж поезд Считает стыки Стальных собратьев И пишет повесть Бород небритых, Дежурных платьев. Мелькают мимо Чужие судьбы И анекдоты. Сосед ленивый Роняет карты И бутерброды. Два раза веник Размажет мусор По закоулкам, Два раза денег Достать придётся Для чая с булкой. Торгуют разным Полунемые Или цыганки. В окошке грязном Мелькают сёла И полустанки. Людей встречают И провожают, И едет поезд, Днём отставая И прибавляя Ночами скорость... Под серым небом Уныло встрерит Любимый город. Колючим снегом Морозный ветер Плеснёт за ворот. Толпой затарясь, На гололёде Стирая скаты, Хромой "Икарус" Меня доставит На Юго-Запад. Там, на девятом, За расставаньем И за метелью, Там ждёшь меня ты, Я это знаю, Я в это верю. При встрече будешь Немного робкой, Родной, желанной, И поцелуешь Меня так нежно И долгожданно.

Лана К: Михаил Юрьевич! Замечательные стихи. Такие проникновенные и теплые!!! Очень точно описан наш любимый, несмотря ни на что, город. Спасибо!!!

LENA_P: На кухне я готовлю завтрак, Как пахнут кофе и халва! А может быть, имеют запах И наши чувства, и слова? Любовь, к примеру, пахнет розой, А детский лепет – молоком, А слово доброе – мимозой, Ромашкой или васильком... Словесный мат, простите, смрадом, И, как невидимый палач, Он побивает, будто градом, Росточки счастья и удач. Какая красочная дыня! Разрезала , а там - труха... Наверно, пахнет так гордыня, Родоначальница греха. Улыбка пахнет шоколадкой, И комплимент – конфетой сладкой, Покой – домашним пирогом, А гнев – горячим утюгом! В свободе слышу запах моря, Так пахнут ветер и цветы, А если кто друг с другом в ссоре, Там запах серной кислоты... Духами пахнет благородство, Доброжелательность и мир, А свалкой мусорной уродство, Обжорство, пьянство и трактир... Унынье – как тяжёлый камень, Всегда у мира на виду, А нежность пахнет лепестками Цветущей яблони в саду! Пусть будет счастья добрый запах И аромат красивых слов! На кухне я готовлю завтрак – Печенье, кофе и любовь! 2017 г.

поэт-родовед1: Идем-бердем который век, Устав от голода, войны. Дошли мы все-таки до грек - Поля нам ровные нужны! И встретив гота на пути, Сказали готу: «Уходи!», Авар настигнув невзначай: «Назад, - сказали – ворочай!» Дошли до грек славяне, мы, Пешком форсировав Дунай, Устав от этой кутерьмы, Хлеб доставай, мед наливай! Не счесть форсированных рек, Прошли мы сотни городов - Вдруг встретился пугливый грек - И он остался без штанов! И пучит глаз пугливый франк, Рычит Византий как полкан, Что прем мы словно мощный фланг, Что путь мы знаем до Балкан! Славяне на Балканах. V век. 25.11.2010

LENA_P: Кони привередливые Вдоль обрыва, по-над пропастью по самому краю Я коней своих нагайкою стегаю- погоняю. Что-то воздуха мне мало, ветер пью, туман глотаю, чую с гибельным восторгом: "Пропадаю, пропадаю!" Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Вы тугую не слушайте плеть. Что-то кони мне попались привередливые Я дожить не смогу, мне допеть не успеть. Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю. Сгину я: меня пушинкой ураган сметет с ладони И в санях меня галопом повлекут по снегу утром. Вы на шаг неторопливый перейдите, мои кони, хоть немного, но продлите путь к последнему приюту. Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь Что за кони мне попались привередливые! И дожить я не смог, и допеть не успеть. Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю... Мы успели. В гости к Богу не бывает опозданий. Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?! Или это колокольчик весь зашелся от рыданий, или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани. Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Не указчики вам кнут и плеть. Что за кони мне попались привередливые?! Коль дожить не успел, так хотя бы допеть! Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю... Владимир Высоцкий

Лана К: СЕГОДНЯ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 80 ЛЕТ ВЛАДИМИРУ СЕМЕНОВИЧУ ВЫСОЦКОМУ Текст песни Владимир Высоцкий - Здесь лапы у елей дрожат на весу Здесь лапы у елей дрожат навесу, Здесь птицы щебечут тревожно, Живёшь в заколдованном диком лесу, Откуда уйти невозможно. Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру, Пусть дождём опадают сирени, Всё равно я отсюда тебя заберу Во дворец, где играют свирели. Твой мир колдунами на тысячи лет Укрыт от меня и от света, И думаешь ты, что прекраснее нет, Чем лес заколдованный этот. Пусть на листьях не будет росы поутру, Пусть луна с небом пасмурным в ссоре, Всё равно я отсюда тебя заберу В светлый терем с балконом на море. В какой день недели, в котором часу Ты выйдешь ко мне осторожно, Когда я тебя на руках унесу Туда, где найти невозможно. Украду, если кража тебе по душе, Зря ли я столько сил разбазарил, Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, Если терем с дворцом кто-то занял. Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, Если терем с дворцом кто-то занял.

godro: В. В. Маяковский Стихи о советском паспорте Я волком бы выграз бюрократизм. К мандатам почтения нету. К любым чертям с матерями катись любая бумажка. Но эту… По длинному фронту купе и кают чиновник учтивый движется. Сдают паспорта, и я сдаю мою пурпурную книжицу. К одним паспортам – улыбка у рта. К другим – отношение плевое. С почтеньем берут, например, паспорта с двухспальным английским левою. Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться, берут, как будто берут чаевые, паспорт американца. На польский – глядят, как в афишу коза. На польский – выпяливают глаза в тугой полицейской слоновости – откуда, мол, и что это за географические новости? И не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав, берут, не моргнув, паспорта датчан и разных прочих шведов. И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину. Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину. Берет – как бомбу, берет – как ежа, как бритву обоюдоострую, берет, как гремучую в 20 жал змею двухметроворостую. Моргнул многозначаще глаз носильщика, хоть вещи снесет задаром вам. Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма. С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то, что в руках у меня молоткастый, серпастый советский паспорт. Я волком бы выгрыз бюрократизм. К мандатам почтения нету. К любым чертям с матерями катись любая бумажка. Но эту… Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза.

Ф.Раневская: Я достаю из широких штанин, Француз достает из узких Смотри, макроновский гражданин, не провоцируй русских.

LENA_P: Что без тебя я? Во поле былинка. С тобою- звезды просятся в родство. Я снять готов Мельчайшую пылинку С березового платья твоего. В солдатской ли шагаю я колонне, Усталый ли иду с твоих полей- Ты на меня глядишь из-под ладони Глазами доброй матери моей. Ты дорога мне Самой малой птахой И самой тонкой ниточкой дождя. И для тебя лишь Сердце под рубахой Стучит неугомонно. Для тебя! И если бой, И если гаснут сини, И после вспышки кануть мне во тьму, То тем уж счастлив, Что цветы России Сбегутся к безымянному холму. МЕРЕЖНИКОВ Н.Я. (г.Каменск-Уральский)

Войнов: Имена, имена… Бесконечные списки. На обрывках бумаги усталой рукой Пишут женщины русские в храмах записки, Чтоб служили в приделах за наш упокой.Мы не думали драться. Но были готовы К свисту пуль и шрапнели, и к блеску клинков. Наши кони носили боевые подковы, Хоть рождались на свет безо всяких подков.В старом доме в гостиной висели портреты – Люди в черных мундирах и при орденах. Крови первую каплю пролили в корнетах. Ну а кто-то – последнюю в тех же чинах.Юнкерам Петербурга – нам про честь не читали Длинных лекций доценты в цивильных пенсне. Нас учили не бегать от вражеской стали И беречь новобранцев при шквальном огне.Наш последний парад принимал император. И рябило в глазах от гвардейских знамен. Он смотрел, как на марше колышутся рати. Вся Россия смотрела на наш эскадрон.На германской крестов нам хватило сверх меры – Деревянных простых ну и тех, что на грудь. Умирать было б тяжко, если б не было Веры. А с Россией и Верой вспять коня не вернуть.Тем, кто шел в штыковую или с шашкою – лавой, Объяснять не придется, что такое судьба. Целит пуля в того, кто погнался за славой. Рубит сабля и князя, и рубит раба. Говорить о бесстрашии точно не буду. Офицерская честь стерпит страх, но не ложь. Я слова полкового никогда не забуду: «Умирать неохота, но за Родину – что ж…» Это стало привычкой – умирать за Россию. Это вечное право дворянских родов. Бой последний пришел, когда вместо Мессии Бог послал на Отчизну коммунистов-жидов.Этот бой был последним и самым кровавым Потому, что лилась только русская кровь. Оказалось, что мы в том бою были правы И случись повториться – погибли бы вновь. Ну и кто им расскажет – живущим сегодня Про присягу и Веру, Россию и честь? Наше место в шеренгах доселе свободно, Кони в седлах и ждут – кто осмелится сесть? Хмурый батюшка выйдет к амвону степенно. Отрешится от мира и станет читать, Вызывая на суд эскадрон поименно. И простятся грехи. И сойдет благодать... Михаил Фадичев.



полная версия страницы