Форум » Наши увлечения » Стихи - любимые, хорошие, не только свои » Ответить

Стихи - любимые, хорошие, не только свои

Книгиня Плаксана: ...и прозаические тексты, конечно, если уместятся в сообщение...

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 All

Войнов: ОТЛОЖЕННЫЕ ТАЙНЫ Прячет история в воду концы. Спрячут, укроют и тихо ликуют. Но то, что спрятали в воду отцы, Дети выуживают и публикуют. Опыт истории ей показал: Прячешь – не прячешь, Топишь – не топишь, Кто бы об этом ни приказал, Тайну не замедляешь – торопишь. Годы проходят, быстрые годы, Медленные проплывают года – Тайны выводят на чистую воду, Мутная их не укрыла вода. И не в законы уже, А в декреты, Криком кричащие с каждой стены, Тайны отложенные И секреты Скрытые Превратиться должны. Борис Слуцкий

medna: Войнов пишет: то, что спрятали в воду отцы, Дети выуживают и публикуют. Интересно подмечено.

Лана К: Для резиновой калоши, Настоящая беда, Если день- сухой, хороший, Если высохла вода. Ей всего на свете хуже, В чистой комнате стоять. То ли дело шлепать в луже, Через улицу шагать! Осип Мандельштам


godro: Лана К пишет: То ли дело шлепать в луже, Я - в отпуске. С утра поднимаюсь рано, когда ещё спать хочется. Жена не понимает - зачем тебе этот архив?!

Лана К: ОСЕНЬ Сегодня осень в дверь мне позвонила, Стояла на ступеньках и ждала. Я обомлела, когда Ей дверь открыла, Такой она волшебною была! Копна волос красивых, ярко-рыжих, Точеный нос, румяность алых губ, И взгляд такой шальной от глаз бесстыжих. Сплошная ласка. Кто здесь будет груб? Я ошарашена в дверях посторонилась, Она прошла и прямо вслед за ней, Такая красота вдруг ветром взвилась, Что не было ее милей, родней… Мы пили чай вприкуску с листопадом, Всплакнули вместе с проливным дождем. О! Осень - ты души моей отрада! Богат душой, кто осенью рожден. Когда она ушла, я очень долго, Смотрела в дверь, не смея дверь закрыть! А с неба падал снег… На память только, рябины грусть, И образ, что нельзя забыть. Лариса Рубальская.

поэт-родовед1: И снова, снова бабье лето, А ты опять далёко где-то - Пишу тебе, все нет ответа... За темным лесом упала комета, И тоже далёко где-то, Туманом, как одеждами, одета, Как лучик утреннего света на землю попал... И ход моих мыслей прервал о тебе... Тебя я долго так искал, А ты одна ушла за перевал... И главного тебе я не сказал... Зачем тебя так долго ждал... И снова, снова бабье лето, Скрылось вместе с солнцем где-то Ушло – и ни ответа, ни привета... В лучах космического света... А ты опять легко одета... Боже правый, ты ли это?.. Эх, бабье лето, бабье лето... А может, есть и мужье где-то?.. Александр Автаев-Уральский 10.09.2010, 20.10

godro: Лана К пишет: ОСЕНЬ ВОСКРЕСЕНИЕ Он сойдет на безлюдный перрон, На прощанье кивнув проводнице, Оживятся вокзальные птицы, По походке узнав - это он. Сколько раз через этот вокзал Он опять к суете возвращался, Сколько раз там же шумно прощался И в вечерних огнях отбывал. Но сегодня никто нас не ждет, В лужах лед и пока не светает, И никто на планете не знает, Где он нынче гостит и живет. В стылой бане затопим мы печь И, болтая, налепим пельмени, И земля свою скорость изменит, Не давая событиям течь. Из окна - лес, за лесом поле, Падает снег на озерную гладь И еле слышен звон колоколен, И воскресение, и благодать. И от белых березовых дров Станет каменка жаром томиться, И попробуй поверь, что не снится Мне cпокойная вязь его слов. Как же вышло, что не довелось? Мы ни разу вот так не сидели И не пили, и песен не пели, Но сегодня все вдруг удалось. И подойдут наши пельмени, Он все расспросит - кто да чего, А со двора стылая темень Будет глядеть в наше окно. И, прощаясь, он двери толкнет, Разомлевший от пара и водки, И пойдет потихонечку к лодке, И домой между звезд поплывет. А я останусь стоять на ветру - Босиком в белоснежном исподнем, Я поехал бы с ним, хоть сегодня, Но, наверно, пока не могу. Вот и все. А кому рассказать - Как в психушке примерить рубашку, Два стакана и дверь нараспашку, И опять воскресения ждать... Из окна - лес, за лесом поле, Падает снег на озерную гладь. И еле слышен звон колоколен И воскресение, и благодать. Олег Митяев.

Лана К: поэт-родовед1 пишет: Эх, бабье лето, бабье лето... А может, есть и мужье где-то?.. "Клены выкрасили город колдовским каким то цветом, Это снова, это снова" не мужичье - бабье лето. А нам мужичья и не надо, Нам и бабье - как награда.

Лана К: Осень, прозрачное утро, Небо как будто в тумане. Даль из тонов перламутра, Солнце холодное, раннее. Где наша первая встреча - Яркая, острая, тайная. В тот летний памятный вечер Милая, словно случайная. Не уходи! - тебя я умоляю, Слова любви сто крат я повторю. Пусть осень у дверей, я это твёрдо знаю. Но всё ж не уходи, - тебе я говорю. Наш уголок нам никогда не тесен, Когда ты в нём, то в нём цветёт весна. Не уходи, ещё не спето столько песен, Ещё звенит в гитаре каждая струна. Вадим Козин.

Лана К: Проклятье века — это спешка, и человек, стирая пот, по жизни мечется, как пешка, попав затравленно в цейтнот. Поспешно пьют, поспешно любят, и опускается душа. Поспешно бьют, поспешно губят, а после каются, спеша. Но ты хотя б однажды в мире, когда он спит или кипит, остановись, как лошадь в мыле, почуяв пропасть у копыт. Остановись на полдороге, доверься небу, как судье, подумай — если не о Боге — хотя бы просто о себе. Под шелест листьев обветшалых, под паровозный хриплый крик пойми: забегавшийся — жалок, остановившийся — велик. Пыль суеты сует сметая, ты вспомни вечность наконец, и нерешительность святая вольется в ноги, как свинец. Есть в нерешительности сила, когда по ложному пути вперед на ложные светила ты не решаешься идти. Топча, как листья, чьи-то лица, остановись! Ты слеп, как Вий. И самый шанс остановиться безумством спешки не убий. Когда шагаешь к цели бойко, как по ступеням, по телам, остановись, забывший Бога,— ты по себе шагаешь сам! Когда тебя толкает злоба к забвенью собственной души, к бесчестью выстрела и слова, не поспеши, не соверши! Остановись, идя вслепую, о население Земли! Замри, летя из кольта, пуля, и бомба в воздухе, замри! О человек, чье имя свято, подняв глаза с молитвой ввысь, среди распада и разврата остановись, остановись! <Евгений Евтушенко, 1967>

Лана К: Александр Дольский Мне звезда упала на ладошку. Я её спросил: "Откуда ты?" "Дайте мне передохнуть немножко, Я с такой летела высоты..." А потом добавила, сверкая, Словно колокольчик прозвенел: "Не смотрите, что невелика я, Может быть великим мой удел! Вам необходимо только вспомнить, Что для Вас важней всего на свете. Я могу желание исполнить, Путь неблизкий завершая этим." "Знаю я, что мне необходимо, Мне не нужно долго вспоминать: Я хочу любить и быть любимым, Я хочу, чтоб не болела мать, Чтоб на нашей горестной планете Только звёзды падали с небес, Были все доверчивы как дети И любили дождь, цветы и лес, Чтоб траву, как встарь, косой косили, Каждый день летали до луны, Чтобы женщин на руках носили, Не было болезней и войны, Чтобы дружба не была обузой, Чтобы верность в тягость не была, Чтобы старость не тяжёлым грузом - Мудростью бы на сердце легла, Чтобы у костра, пропахнув дымом, Эту песню тихо напевать И ещё хочу я быть любимым, И хочу, чтоб не болела мать." Говорил я долго, но напрасно Долго, слишком долго говорил... Не ответив мне, звезда погасла: Было у неё немного сил...

Лана К: Сегодня Бог проснулся утром рано… Он жалобы и просьбы почитал И людям из кувшина без обмана Желаемое в сердце наливал. Но не у всех открыто было сердце, И место есть для Чуда не у всех. То завистью, враждой подпёрта дверца, То жадность не даёт налить успех… А у кого-то до краёв разлита Печаль и безысходность, вот беда. И Бог жалел, что сердце это скрыто… Любви хотел налить, да вот куда? И Бог грустил, что люди не умеют Сердца и души чистить от обид… Они с годами в сердце каменеют И сердце превращается в гранит… Но Бог ходил, смотрел и улыбался, Когда сердца влюблённые встречал. Он брал кувшин и от души старался, Им счастье в сердце бережно вливал. А люди постепенно расплескали Подаренную Богом благодать И всех вокруг в утрате обвиняли, Забыв в самих себе вину искать… Ведь если б мы могли прощать и верить, Любить, благодарить и отпускать, То Бог бы мог не каплей счастье мерить, Кувшин волшебный мог бы весь отдать. Сегодня Бог проснулся на рассвете. Огромный ящик с просьбами у ног… А рядом лишь один без просьб конвертик: «Благодарю за всё тебя, мой Бог…» Ирина Самарина-Лабиринт

Лана К: Неба утреннего стяг… В жизни важен первый шаг. Слышишь: реют над страною Ветры яростных атак! И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно в груди… И Ленин – такой молодой, И юный Октябрь впереди! Весть летит во все концы: Вы поверьте нам, отцы, – Будут новые победы, Встанут новые бойцы! С неба милостей не жди! Жизнь для правды не щади. Нам, ребята, в этой жизни Только с правдой по пути! В мире зной и снегопад… Мир и беден и богат… С нами юность всей планеты – Наш всемирный стройотряд! И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно в груди… И Ленин – такой молодой, И юный Октябрь впереди! Николай Добронравов.

godro: Словно куколки-милашки На зеленовом лугу Растопырились ромашки И молчают - ни гу-гу. При хорошей при погоде, Глядя в сини небеса, Запридумали чего-то Солнышевые глаза. А когда начнется ветер Озорненок надувать, Будут лучшие на свете Стихи-песни сочинять.

Лана К: Игорь Тальков " Бывший подъесаул " Бывший подъесаул уходил воевать. На проклятье отца и молчание брата Он ответил "Так надо, но вам не понять" Тихо обнял жену и добавил "Так надо" Он вскочил на коня, проскакал полверсты И как вкопанный встал у речного затона И Река приняла ордена и кресты И накрыла волна золотые погоны Сильный ветер подул, вздыбил водную гладь Зашумела листва, встрепенулась природа И услышал казак "Ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" И услышал казак "Ой, ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" Он встряхнул головой и молитву прочел И коню до костей шпоры врезал с досады Конь шарахнулся так, как от ладана черт От затона, где в ил оседали награды. И носило его по родной стороне, Где леса и поля превратились в плацдармы Бывший подъесаул преуспел в той воне И закончил ее на посту командарма Но Природа мудра. И Всевышнего глаз Видит каждый наш шаг по тернистой дороге. Наступает момент, когда каждый из нас У последней черты вспоминает о Боге. Вспомнил и Командарм о проклятье отца И, что Божий наказ у реки не послушал, Когда щелкнул затвор , девять граммов свинца Отпустили на Суд его грешную душу. А затон все хранит в глубине ордена И вросли в берега золотые погоны На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона

Войнов: Текст песни, ставшей, уже, семейным гимном... В плавнях шорох и легавая застыла чутко Ай да выстрел только повезло опять не мне Вечереет и над озером летают утки Разжирели утки осенью в большой цене Снова осень закружила карусель мелодий Поохочусь с ветерком по нотам прокачусь И сыграю если я ещё на что-то годен И спою вам если я на что-нибудь сгожусь Я помню давно учили меня отец мой и мать Лечить так лечить любить так любить Гулять так гулять стрелять так стрелять Но утки уже летят высоко Летать так летать я им помашу рукой Не жалею что живу я часто как придётся Только знаю что когда-нибудь в один из дней Всё вернётся обязательно опять вернётся И погода и надежда и тепло друзей Так поскучаем да чтобы радостней была минута Нашей встречи а она уже не за горой Вновь весною из полёта возвратятся утки Стосковавшись по озёрам с голубой водой Так когда-то за лисой гонялся быстрый кречет Так и ныне он свою добычу сторожит Не прощайтесь говорю я вам до скорой встречи Всё вернётся а вернётся значит будем жить Я помню давно учили меня отец мой и мать Лечить так лечить любить так любить Гулять так гулять стрелять так стрелять Но утки уже летят высоко Летать так летать я им помашу рукой Летать так летать я им помашу рукой Летать так летать я им помашу рукой Александр Розенбаум "Утиная охота"

Лана К: Игорь Тальков "Памяти Виктора Цоя" Поэты не рождаются случайно, они летят на землю с высоты, Их жизнь окружена глубокой тайной, хотя они открыты и просты. Глаза таких божественных посланцев всегда печальны и верны мечте, И в хаосе проблем их души вечно светят тем мирам, что заблудились в темноте. Они уходят, выполнив заданье, их отзывают Высшие Миры, Неведомые нашему сознанью, по правилам космической игры. Они уходят, не допев куплета, когда в их честь оркестр играет туш: Актёры, музыканты и поэты - целители уставших наших душ. В лесах их песни птицы допевают, в полях для них цветы венки совьют, Они уходят вдаль, но никогда не умирают и в песнях и в стихах своих живут. А может быть, сегодня или завтра уйду и я таинственным гонцом Туда, куда ушёл, ушёл от нас внезапно поэт и композитор Виктор Цой.

Лана К: Семья — источник радости и счастья, Любви неиссякаемый родник. И в ясную погоду, и в ненастье Хранит семья и ценит жизни миг. Семья — оплот и сила государства, Хранящая традиции веков. В семье ребёнок — главное богатство, Луч света, как маяк для моряков. Лучи растут, становятся всё ярче И люди жадно тянутся на свет. Душа семьи становится богаче, Когда царят любовь в ней да совет. Когда царит взаимопониманье, Тогда весь мир лежит у ваших ног. Любовь в семье — основа Мирозданья. Так пусть хранит все наши семьи Бог! Автор неизвестен.

godro: Лана К пишет: Автор неизвестен Леонид Гайкевич

Лана К: godro пишет: Леонид Гайкевич Теперь буду знать, спасибо.

Войнов: Теплушки — прикладами вбили по сто. Плотно, аж яблоку негде упасть. Столпником стой, мчась неизвестности в пасть! В грохоте, в звоне, по перегонам Мчали нас, мчались, стучали вагоны. Голодом мучимых, жаждой сморенных, В бредовых воплях, в душном зловонье. Мы трое суток, в бреду мечась, Пили б мочу — была б моча, Грызли бы камни, да где возьмешь их, Тысячам измученных и изнемогших. Мы матерились, молились и дохли. Это наш путь туда, на Голгофу. Николай Митяков 1941

Лана К: * * * Ребенка милого рожденье Приветствует мой запоздалый стих. Да будет с ним благословенье Всех ангелов небесных и земных! Да будет он отца достоин, Как мать его прекрасен и любим; Да будет дух его спокоен И в правде тверд, как божий херувим. Пускай не знает он до срока Ни мук любви, ни славы жадных дум; Пускай глядит он без упрека На ложный блеск и ложный мира шум; Пускай не ищет он причины Чужим страстям и радостям своим, И выйдет он из светской тины Душою бел и сердцем невредим! М.Ю. Лермонтов

Лана К: БАЛЛАДА О ЛЮБВИ Когда вода Всемирного потопа Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока На сушу тихо выбралась Любовь — И растворилась в воздухе до срока, А срока было — сорок сороков… И чудаки — ещё такие есть! — Вдыхают полной грудью эту смесь И ни наград не ждут, ни наказанья, И, думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья. Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву, Прежде чем узнать, что «я люблю» — То же, что «дышу» или «живу». И вдоволь будет странствий и скитаний: Страна Любви — великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Всё строже станет спрашивать она: Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна… Но вспять безумцев не поворотить — Они уже согласны заплатить: Любой ценой — и жизнью бы рискнули, — Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули. Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мёртвых воскрешал, Потому что если не любил — Значит и не жил, и не дышал! Но многих захлебнувшихся любовью Не докричишься — сколько ни зови, Им счёт ведут молва и пустословье, Но этот счёт замешен на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибших от невиданной любви… Их голосам всегда сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах, И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрёстках мирозданья. Я поля влюблённым постелю — Пусть поют во сне и наяву!.. Я дышу, и значит — я люблю! Я люблю, и значит — я живу! Владимир Высоцкий.

LENA_P: В доме должен быть кот. В доме должен быть плед. Древний бабушкин кустик алоэ. И за плинтусом – вот! – старый детский секрет. И журналов стопа – про былое… В доме должен быть шкаф, пусть скрипуч, неказист, - в его недрах, согретых годами, связку писем сыскав, развернешь хрупкий лист, мелко-мелко исписанный мамой… В доме должен быть свет от ночного окна, запах кофе и яблок с корицей… И воскресный обед. И для книг тишина. И тогда ничего не случится… Альбина Бондаренко г. С-Петербург

Лана К: Александр Васильев Сплин "Путь на восток" Выбрали путь, и ни разу с пути не сбились. Знали, что путь будет долог, тернист, извилист. Знали и шли. Все как один. Молились Переходя Урал, уходя восточней Всё удаляясь вглубь от родимых вотчин, По дорогим пенатам скучая очень. Нет никакой Москвы, никакого Рима! Есть лишь одна тайга, и над ней - Ярило. Если Ярила нет, то тогда - могила! Тот, кто идёт в тайге, то гребец, то лыжник. Если идут гуртом - не бывает лишних. Жизнь научила всех не давить на ближних. Пили из рек, ночевали в снегу, держались Возле костра, где дымилась добыча, жарясь. Жизнь научила всех не давить на жалость. Если была беда - то держались гордо. Если была любовь - то любовь до гроба. Жизнь научила всех не давить на горло. Шли, поклоняясь берёзам, дубам и липам; След оставляя медведям, волкам и лисам; Часто во сне улыбаясь любимым лицам. Шли сквозь дремучий лес, по камням, сугробам; Шли через перевал, по таёжным тропам. Если вдвоём сорвались - пропали оба. Но не сорвались, всех удержали скалы; Кости все целы и уцелели скальпы. Чай, это вам Сибирь, а не то, что - Альпы. Сплин - Путь на восток. Альбом Ключ к шифру, сентябрь 2016

LENA_P: Идут белые снеги, как по нитке скользя... Жить и жить бы на свете, да, наверно, нельзя. Чьи-то души, бесследно растворяясь вдали, словно белые снеги, идут в небо с земли. Идут белые снеги... И я тоже уйду. Не печалюсь о смерти и бессмертья не жду. Я не верую в чудо, Я не снег, не звезда, и я больше не буду никогда, никогда. И я думаю, грешный, - ну, а кем же я был, что я в жизни поспешной больше жизни любил? А любил я Россию всею кровью, хребтом - ее реки в разливе и когда подо льдом, дух ее пятистенок, дух ее сосняков, ее Пушкина, Стеньку и ее стариков. Если было несладко, я не шибко тужил. Пусть прожил я нескладно - для России я жил. И надеждою маюсь (полный тайных тревог), что хоть малую малость я России помог. Пусть она позабудет про меня без труда, только пусть она будет навсегда, навсегда. Идут белые снеги, как во все времена, как при Пушкине, Стеньке и как после меня. Идут снеги большие, аж до боли светлы, и мои и чужие заметая следы... Быть бессмертным не в силе, но надежда моя: если будет Россия, значит, буду и я. Е.Евтушенко.

LENA_P: Илья Эренбург Когда в Париже злая осень Меня по улицам несет И злобный дождь, не умолкая, Лицо ослепшее сечет,- Как я грущу по русским зимам, каким навек недостижимым Мне кажется и первый снег, И санок окрыленый бег, И над уснувшими домами Чуть видный голубой дымок, И в окнах робкий огонек, Зажженный милыми руками, Калитки скрип, собачий лай И у огня горячий чай. март или апрель 1912

Лана К: Порхают ли птицы, играют ли дети, С душою ли друга скрестится душа - Ты с нами. Ты с ними, невидимый Третий, Невидимый хмель мирового ковша! Проносятся звезды в мерцаньи и пеньи, Поля запевают и рощи цветут, И в этом, объемлющем землю, круженьи Я слышу: Ты рядом. Ты близко - вот тут. И в - солнечной зыби играющих далей, И в шумном лесу, и в народной толпе Как будто мельканье крылатых сандалий, Взбегающих по золоченой тропе. И если в торжественном богослуженьи Я слышу про Женственность - тайну Твою, Невидимых ангельских служб отраженье В движеньях служителей я узнаю. Становится чистой любая дорога, Просвечивает и сквозит вещество... Вся жизнь - это танец творящего Бога, А мир - золотая одежда Его. Даниил Андреев цикл стихов "Русские Боги" 1935 г

LENA_P: Илья Эренбург из стихотворения Год Что лучше зимнего рассвета, И дыма синего у труб, И еле слышного привета, Слетающего с милых губ? Часам к пяти пока не поздно, Приятно выйти погулять, Кричать средь тишины морозной И снег, притаптывая, мять А вечером с тобою снова У вспыхивающих углей Мы дремлем в маленькой столовой, И ты становишься нежней, И к чаю сливное варенье, И ложек серебристый стук, Сверчка задумчивое пенье, Метели голоса, и вдруг Усталое прикосновенье Твоих неуловимых рук... март или апрель 1912

Авик: Камикадзе (А.Розенбаум) Я по совести указу Записался в камикадзе. С полной бомбовой загрузкой лечу. В баках топлива - до цели, Ну а цель, она в прицеле, И я взять её сегодня хочу. Рвутся нервы на пределе - Погибать - так за идею. И вхожу я в свой последний вираж. А те, которые на цели, Глядя ввысь, оцепенели, Знают, чем грозит им мой пилотаж! Парашют оставлен дома, На траве аэродрома. Даже если захочу - не свернуть. Облака перевернулись, И на лбу все жилы вздулись, И сдавило перегрузками грудь. От снарядов в небе тесно, Я пикирую отвесно, Исключительно красиво иду. Три секунды мне осталось, И не жаль, что жил так мало, Зацветут мои деревья в саду! Не добраться им до порта, Вот и всё. Касаюсь борта, И в расширенных зрачках отражён Весь мой долгий путь до цели, Той, которая в прицеле. Мне взрываться за других есть резон! Есть резон своим полётом Вынуть душу из кого-то, И в кого-то свою душу вложить. Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Да потому что остальным надо жить!



полная версия страницы