Форум » Наши увлечения » Стихи - любимые, хорошие, не только свои » Ответить

Стихи - любимые, хорошие, не только свои

Книгиня Плаксана: ...и прозаические тексты, конечно, если уместятся в сообщение...

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 All

RODGER: Все прозаики?

старатель: Копал я как-то корни Генеалогические - Закончилось больницей все Психиатрической. Нет, лучше прозой.

RODGER: Забавно...


Вита: Из нового сборника "Бабье лето". Крестьянский род Страницы дел архивных листаю, ищу предков далёких, понимаю, Пикулевы - крестьянский род утверждаю. Это русский народ! Здесь небольшого роста мужики, но свободолюбивы, трудолюбивы. А бабы тяжёлую жизнь несли: детей рожали, работали, мужей берегли.

Вита: На Юрлинской земле Пикулевы в Суроле в восемнадцатом веке появились, жили, женились, обживались, на земли южные переселялись. Этот крестьянский род пережил три войны. Этот мужественный народ сейчас по всей России и заграницей живёт! Я, преклоняюсь, века крестьянские фамилии, рода: Трушниковы, Лехановы, Бахматовы, Букреевы, Суворовы, Богатырёвы, Ташкиновы, Поповцевы, Хлебниковы... не крепостные, а крестьяне - казённые. Это далёкого прошлого десницы, истории Пермской страницы. В этом сб. будет много стихов о деревнях, о природе Пермского края, о деревенской свадьбе, дер. людях, о родной Пермской земле, моих родных районах,но ещё о русской душе, о любви, т. к сборник лирики.

Grey Earl: Пусть не напомнит о себе Россия Убогостью, несбывшейся мечтой, Бездомными детьми, что так просили Дать мелочь на рогалик посыпной… Пусть не напомнит нищетой больничной И смертью незамеченных людей, И судьбами друг к другу безразличных, Отчасти превратившихся в зверей… Пусть не напомнит фразою суровой, Что жизнь жестока, каждый за себя… Пусть не напомнит трудностями снова, Но утешая: «Это ведь любя…» Пусть не напомнит серостью своею И грязью, что вовек не разгрести; И ледяной в морозы батареей, И кранами, рычащими «прости». Пусть не напомнит детскими домами, Где вход открыт, а выход не найти, Несчастными, больными стариками, С которыми уже не по пути… Пусть не напомнит о себе Россия Нажратой мордой истинных «свиней», Что может значить слово «ностальгия», Я не пойму теперь, ну хоть убей!... Пусть не напомнит, счастье разрушая, Лишая сна и грустью отравя… Мол там березы листьями играют И радугой любуется земля… И там морозы жгучие за тридцать, И по колено белые снега; И там кругом знакомые все лица, И водки льется, как река… Гуляют до упаду каждый праздник, На дачах садят свеклу и фасоль… Да только этим вряд ли можно скрасить Позор страны, Великой и родной!

a-musikhin: Grey Earl Ну, зачем же так уж всё мрачно?..

RODGER: Из творчества на сайте ВГД БАЛЛАДА О ГЕНЕАЛОГЕ Генеалог был крайне озабочен: Поник лицом, не мог ни есть, ни спать, Понять хотел, бедняга, очень-очень: Как можно необъятное объять? И пыль веков сдувая с белых рук, Последним выходя из стен архива, Он грустно думал: "Жизнь несправедлива К таким как я любителям наук". Глаза генеалога отражают Бездонные глубины мирозданья, Он вновь идет в архив как на закланье, Его уже ничто не вдохновляет. Зачем генеалог сюда пришел? Что ищет человек в архивном море? Ответьте, разве кто-нибудь учёл Число всех звезд на темном небосклоне? Генеалоги - странные созданья: Они упорны в достиженьи цели, Среди безрадостных моментов для сознанья Они находят время для веселья. Генеалоги любят веселиться: Шутить, смеяться и играть словами. Вглядитесь в эти аватары-лица - Они как дети с добрыми глазами! И боги древние в архивах притаились, И отступили в темные глубины. Перед тобою вновь врата открылись! Дерзай! Исследуй! Все пути едины! *** Странное слово "генеалогия" - Будто рожденное звуками лир. Просто "учение", просто "о роде". Одно только слово - за ним целый мир! Складывая строки в поколенья, Радостно творил генеалог, И листы ложились на колени, И уже алел вдали восток... "И почему так странно всё сложилось?! И душа как роза расцвела, Где-то в Небесах всё изменилось - Я лечу, печаль моя ушла!"

Тарасова Оксана: ПЕСЕНКА РОДОВЕДА Род, родители, родные - Родословной составные. Мамы, папы, дяди, тёти, Сёстры, братья и зятья, Дети, жены и мужья. Деды, прадеды, внучата, Кто живёт и жил когда-то, Снохи, сваты, тёщи, тести - Мы едины, все мы вместе, Наша дружная семья. Родословную составим, Память о себе оставим. Всех по полочкам разложим, И заглянем вглубь веков... Чей, откуда, кто таков? Раскопаем, чья мы смена, До седьмого до колена. Есть свидетели живые - Это очень хорошо, Если нет - в архив пошёл. Ну а там, в пыли архива, Узнаём мы (что за диво?!) - Прародитель всех народов, Первый родственник всем нам - Это с Евою Адам! М.Клевакин (РИРО)

Brulka: Тарасова Оксана пишет: Это с Евою Адам! хех, грехопаденьщики ещё те! только это не в архиве, а гораздно ближе... и не в пыли, а когда просвет видишь... и не очами, а сердцем... т.к. главное родство не кровное, но духовное! Вобщем, Божьи мы твари!

Вита: АBrulka всё смеётся двухстишья не сложив. Поэзия, как и генеалогия не терпит поверхностный мотив. Оксана Тарасова и Сергей Трофимов молодцы - откопали хорошие стихи про генеалогию и генеалогов. Жалко, только, что сами не попытались хоть две строчки написать. Это трудно. Стихосложение самый тяжёлый жанр в литературе.

Вита: У нас Уральский форум, поэтому читайте мои строчки про Урал. Написано в сентябре 2011 г. О, Урал, Урал, Урал!!! Я люблю твои красоты! Словно ветром обуял все излучины природы. О, Урал, Урал, Урал!!! Своей мощью богатырской Ты пленил, очаровал Тайной, сказочностью близкой. О, Урал, Урал, Урал!!! Я люблю твои просторы, И дыхание лета скал, Осени лесов и горы! И не судите строго коллеги-генеалоги. Я нигде не училась писать стихи. Выражаю свою любовь, эмоции...

Lisa: Глушь,деревеньки с погостами- Милые сердцу края. Домики с тёмными окнами, Нежная память моя. Суетно всё и не памятно, Кроме крыльца из досок, Кроме оконца со ставнями, Кроме изрытых дорог. Бабушка дремлет убогая, Гуси,качаясь,идут. Светлая,добрая,строгая, Скромная Родина тут... 1974 г.

RODGER: Вита пишет: Жалко, только, что сами не попытались хоть две строчки написать. Не совсем верное утверждение. Из сорока строчек приведенного мною стихотворения, тридцать сам написал (кроме первых в каждом четверостишии - это задание такое было на сайте ВГД)

Тарасова Оксана: По Гумилёву Память, ты рукою великанши Жизнь ведёшь, как под узцы коня. Ты расскажешь мне о тех, кто раньше В этом теле жили, до меня. * * * Первая – светла и всему рада, Знавшая свой мир, свой дом, свой род. Стул, шпагат и велик вокруг сада, Вербины щенки, пушистый кот… Был отъезд в Сибирь, клопы, общага, Музыка, гимнастика – ревмя. Память! Память, ты не сыщешь знака, Не уверишь мир, что это – я. * * * И вторая. Внутрення, пуглива. В каждом звуке – боль, вопрос и крик. Был буддизм опорой и Амиго. Ле Гуин. Бездействие. Тупик. Мне не нравится она – злобна, тосклива. Комплексы мешали, музык рой. Одиночество губило и обида Убивала тихий образ мой. * * * Я люблю избранницу «свободы», Спутницу чудовищных людей. Был Кортасар, Маркес, разговоры, Поиск, вскрытие в себя дверей. В ней назрело противостоянье Девочке второй, её родне. Был конфликт и разочарованье, Зубы мудрости росли с трудом вовне. Были муки голода и жажды Знаний, мира, рода и подруг. Тронула мозги болезнь отважных. Мир её сформировался вдруг. * * * Я – угрюмый и упрямый зодчий Мыслей, возникающих во мне. Я – концепция, системности источник. Буквы мир на полках. Мир в семье. Сердце будет пламенем палимо Вплоть до дня, когда взойдут, ясны, Мысли – стенами Иерусалима, Всех наук теории даны. /Февраль ближайших лет/

Циркач от генеалогии: Держись достойно, мышка, И помни - без таких, как ты Не вытянуть нам репку. Лидия Георгиевна Подкорытова Берега: Былинки.- Курган, 2014.- 100 с. (генеалог, член Зауральского Генеалогического общества)

godro: Имён и судеб череда... Мы собрались познать былое, В веках найти Исток... себя. Лидия Георгиевна Подкорытова Берега: Былинки.- Курган, 2014.- 100 с. (генеалог, член Зауральского Генеалогического общества)

vazonov11: Молитва за Россию Ирина-Радуга И всё же ты жива, моя Россия... Сильна к тебе любовь в душе моей. Свой тяжкий крест с терпением Мессии Несёшь ты во спасение людей... Люблю, Россия, я твои просторы, И никогда я не смогу предать Мои леса, равнины, реки, горы, Где Дух Святой и Божья Благодать! Молюсь, чтобы прошла пора ненастья, И солнце заглянуло в каждый дом, Чтоб мы узнали, что такое счастье Жить полной жизнью нам в краю родном. Чтобы могли спокойно мы трудиться Не от нужды, а в радость для себя, Хотим страной своей всегда гордиться, И от врагов беречь, её любя. Молюсь за будущие поколенья - За внуков, правнуков и их детей, Чтоб дал им Бог своё благословенье, Чтить научил отцов и матерей. Пусть Божий Глас услышит вся Планета - Исчезнет мракобесие и зло, И, соблюдая Господа Заветы, Войдёт в сознанье нам творить Добро! Я твёрдо верю, что наступит время, Когда пройдя свой испытанья путь, И, сбросив с плеч мучительное бремя, Россия сможет, наконец, вздохнуть. Так будь же ты вовек благословенна, Многострадальная Святая Русь! Я за тебя коленопреклоненно, С надеждой в сердце Господу молюсь!...

Ezhik52: RODGER пишет: Странное слово "генеалогия" - Будто рожденное звуками лир. Просто "учение", просто "о роде". Одно только слово - за ним целый мир! Можно в эпиграф ставить !!!!

region4540: Вита пишет: не всё здесь поместила Ну и зря.

Топсель: Письмо деду Морозу. О. Титова Письмо Дед – Морозу Как в детстве пишу И разных подарков Себе я прошу: Хочу, чтоб всё стало Как быть и должно: Зимою морозно, А Летом тепло, Больше в Новом году Замечательных дней, А мы, чтобы стали Терпимей, мудрей. И умели в те дни, Когда жизнь не ажур Баланс находить Как Амур и Тимур! Чтоб Радость от жизни Суметь, сохранить, И рядом был Тот С кем её разделить. Чтоб – счастливы дети, Родители – живы, Чтоб внуки здоровы, Умны и красивы! И внуков побольше, Чтоб род не угас! И на всех чтоб здоровья Хватало у нас. Подари Эликсир мне – Чтоб Лень победить: Чтоб не только мечтать, А Мечты воплотить! А ещё, чтобы были архивы радушны, И в них находилось – все то, что нам нужно, Открытые факты ложились в статьи, А те уже в книжку как в речку ручьи… Вот и всё, дед Мороз. Ведь, не много прошу! А шубу себе Через год закажу.

Mashenka: печальное, но близко к теме форума Не шелохнется гладь зеркальная, Не встанет резвая волна... Водой укрыта погребальною, Спит в этом озере она. Кувшинки девственным цветением, Камыш, как траурный наряд, И ветер тихим песнопением Тот вечный караул стоят... Навряд ли временем запомнилось Хоть что-то, связанное с ней. В церковной книге строчек помеси Рожденья, жизни и смертей... Иль может в деревеньке-родине Седой и ветхий старожил Припомнит: "Было, было вроде бы. Отец их в доме с краю жил". Но тщетно верить и надеяться. Деревни нет, и в пыль веков Осели избы, кузня, мельницы... Лишь храма каменный остов Средь леса хмурым изваянием. Как крест всем тем, кто сгинул в прах, Послужит шатким поминанием Об их заслугах и делах. Не шелохнется гладь зеркальная, С ней вместе тайна жизни спит. Водой укрыта погребальною, Навек загадку сохранит. 7 мая 2009 г. 00:22ч

Mashenka: Давным-давно на небосклоне темном, Свершая пройденный веками путь, Звезда жила, и светом своим скромным Мечты дарила людям, что взглянут, Поднимут взор в вершину колдовскую, Подумав вдруг о тайном и святом... И день закончив, службу непростую - Забудутся спокойным сладким сном. Текли века, сменялись поколенья... Но даже звезды не во всем сильны, И тлен приходит в очередь рожденью... Она упала с неба вышины. Чертя в пути прощальном всполох яркий, Неслась вперед.... Еще секунда - две... Погас пожар, огонь безумно жаркий, Лишь рана от ожога на земле. Как горько плакала красавица-природа Дождями теплыми и холодом воды, Но зарастал порез тот год от года, Стирая все глубокие следы. Ах, люди, не кляните время тайны. Звезда упала, но не умерла... - Ничто на этом свете не случайно - Лишь стала озером, прекрасней, чем была. 01:31ч. 01.05. 2008г. Зачем похищают драконы Столь юных и ласковых дев? Во всем виноваты каноны, Их древне-драконьи законы, По коим слагают напев Те барды чей голос с изломом, Кто так популярны теперь, В тавернах, у дам под балконом В различных богатых салонах, Кто вхож чуть не в каждую дверь..... Зачем они их похищают? Не в том ли причина, что так Драконы свой клад пополняют, Ведь девы красою сияют Получше каменьев и лат. Покраше любой из тех битв, О коих писалось в веках, Красивей чудесной молитвы, Вин крепких, что в кубках увитых тончайшим рисунком из трав. Чудесней, милей, грациозней Сокровища им не сыскать. И лишь потому грандиозней они не придумали козней, Чем ангельских дев похищать. 12-27ч. 16 февраля 2011г. РОМАШКА Не среди благородных цветов, Не в садах: на лугах травянистых Белый венчик тугих лепестков, Серединка - лучом золотистым. Незаметна, проста и чиста, Как снежинка большая в июне. Тонкий стебель, резного листа Воротник в изумрудном костюме. Не сравниться ей с запахом роз, С видом ландышей, лилий прекрасных. Но ответит на главный вопрос, И советы ее не напрасны. Любит, нет ли... летят лепестки, Осыпаясь воздушной метелью. Исцелят от девичьей тоски, Или станут слезинок капелью? Желтый - цвет для разлуки двоих, Он же - солнца сияние в малом. Белый - искренность чувств дорогих. Все природа в цветке угадала. 12:20. 19 августа 2011г Промолвить "да" порою так непросто. Хоть эти буквы - две, а смысла океан. Решенье их - в пучину или к звездам, Найти ответы иль попасть в туман. "Да" - необдуманно: и могут рухнуть планы. Сгорят мечты, померкнет в целом жизнь. Пойдут из бед-печалей караваны: От них попробуй скройся, отвяжись. По глупости ответ судьбу загубит... Как много девушек, сказав однажды "да", Не думая, "он любит иль не любит", С невинностью простились навсегда. А что потом? Аборты или браки... Не по любви, не по желанью их. До первого побоя или драки, Детей ненужных, брошенных своих... Осмысленное "да" - дарует крылья, Возносит к солнцу, чистым небесам. Не потому ли с древности поныне Творят две этих буквы чудеса. Столь долгожданный миг, и бьется сердце. Вопрос "Согласна?"... и замрет душа. Смятенье мыслей... никуда не деться. Сорвется "Да", судьбу двоих верша. Короткий слог, но вымолвить непросто Решает многое, к добру и злу ведет. В пучину горькую, а, может, к ярким звездам? Ответить "да"... паденье иль полет? 1-52ч. 13 сент. 2011 (несколько мистическое о...) По дорогам да перекресткам Под луною, как грош, блестящей Не отсчитывай шагом версты В мир полночный, не настоящий. Морок тайный за мрачной тенью, Как туман по тропам погоста... За движением - наважденье, В тишине каждый шорох - острый. Что найдешь? Да и то ли сыщешь? Не бери с мертвеца подарков. Сыр бесплатный - для глупой мыши. Месть проклятых - в аду не жарко! (24.08.2013. 17:38)

medna: Mashenka пишет: Навряд ли временем запомнилось Хоть что-то, связанное с ней. В церковной книге строчек помеси Рожденья, жизни и смертей... Всё равно пишутся родословные. В памяти будут жить исчезнувшие деревни...

Вита: Не зря. Я бывший библиотекарь и привыкла к печатной книге. Лучше читать мои книги. Готовлю к печати новую - третью книгу "Вересень - созвучие души".Это будет лучшая моя книга под редакцией Л. А. Хлызовой. Надеюсь, что в октябре она выйдет из печати. Там мои авторские стихи, песни, проза. Но лучше, конечно быть на презентации книги, или творческом вечере. Где я исполняю свои песни своим голосом. Там можно и послушать мои песни, и посмотреть слайды по Байкалу, и купить мою книгу... А последнее стихотворение моё в 2015 году "Вперёд, генеалог!" Но ведь мы родоведы и для нас о родной деревне, городе, любимой реке.... Это тоже генеалогия, так же как песни, стихи мои о людях и о себе, и о родных местах моей мамы - Слюдянке и Байкале и очерк о моём дедушке "Узник Хаммельбурга". Так как я член УИРО, УГО, Российского союза писателей, то всё взаимосвязано у меня. Я и генеалог, и писатель, и автор, и исследователь...

Русалка: Долго думала-пыхела Накропала я стишки Если вы меня умнее, напишите поскорее Тех кого узнали, о ком стихи писали *** Есть на форуме поэт Он зовется родовед Нет его на свете краше. Зовут его.. .(...) *** Кто известен повсеместно, Разработал свой формат. Борода, очки жилет Угадайте чей портрет? Не склоняется пред бурей Это …(...) *** Она, конечно, не богиня Просто скромная …княгиня. Она вам не трудяга – лекарь, А в УИРО – библиотекарь! А ещё она секретарь… Ей поэтому некогда сидеть у камина Это ….

поэт-родовед1: хорошо, только рифма местами страдает! я со второго раза угадал!

RODGER: Кабакова ... Тут взору нашему открылись Заветной Нейвы берега, Избушки вдоль реки теснились И знали мы наверняка, Что здесь из века в век селились Потомки Лёшки Кабака. Нетвёрдый мостик через реку Соединил два разных века - Казалось, всё в деревне той Седой дышало стариной. Деревня Лёшки Кабака! Пришедшего "от Соли Камской", Когда держала государство Царя Михаилы рука. Теперь деревня Кабакова Забытый Богом дикий край! ......................... ......................... 06.06.2003 После экспедиции в д. Кабакову Алапаевского района с Д. А. Пановым, потомком Алёшки Кабака

Zar: Девушка - рассвет Сижу один на камне я И жду, когда зажжется свет, Играюче шумит волна... Там, где-то - девушка - рассвет. Улыбки свет зовет и манит Сквозь время, даль, слова, миры. Прекрасный образ вдохновляет: Строфу рождает крик души! Так много хочется сказать, Увидеть тёплых глаз мерцанье, Но страх касается слегка... Что ждет тебя? Лишь порицание.. "За то, что чувства открываешь, За то, что можешь ты любить, Себя поэтом называешь, Ее не можешь ты забыть" Ты - муза! В том краю далеком Родство души увидел я, Но расстояние жестоко. Смогу увидеть ли тебя Как видел раньше, в прошлой жизни? Возможно, были мы близки... А ныне - вновь один, на камне, В глазах застыла скорбь тоски. Но прочь сомненья, страхи, страсти! Надежда есть!Всегда и вновь. Сегодня. Здесь. Обрел я счастье. В стихах прожив свою любовь. Игорь Заров

Zar: Целуйте... ( посвящается Дню Поцелуев 6 июля ) Целуйте всех женщин!И в губы и в тело Дарите им радость, на вечности миг. Целуйте с теплом, чтобы боль поредела И в мире угаснул тоски б новый крик. Целуйте артисток, целуйте ведьмачек Ласкайте рабынь и лобзайте цариц Целуйте, как будто нельзя вдруг иначе. И мир озарится сиянием лиц! Игорь Заров

Войнов: ОТЛОЖЕННЫЕ ТАЙНЫ Прячет история в воду концы. Спрячут, укроют и тихо ликуют. Но то, что спрятали в воду отцы, Дети выуживают и публикуют. Опыт истории ей показал: Прячешь – не прячешь, Топишь – не топишь, Кто бы об этом ни приказал, Тайну не замедляешь – торопишь. Годы проходят, быстрые годы, Медленные проплывают года – Тайны выводят на чистую воду, Мутная их не укрыла вода. И не в законы уже, А в декреты, Криком кричащие с каждой стены, Тайны отложенные И секреты Скрытые Превратиться должны. Борис Слуцкий

medna: Войнов пишет: то, что спрятали в воду отцы, Дети выуживают и публикуют. Интересно подмечено.

Лана К: Для резиновой калоши, Настоящая беда, Если день- сухой, хороший, Если высохла вода. Ей всего на свете хуже, В чистой комнате стоять. То ли дело шлепать в луже, Через улицу шагать! Осип Мандельштам

godro: Лана К пишет: То ли дело шлепать в луже, Я - в отпуске. С утра поднимаюсь рано, когда ещё спать хочется. Жена не понимает - зачем тебе этот архив?!

Лана К: ОСЕНЬ Сегодня осень в дверь мне позвонила, Стояла на ступеньках и ждала. Я обомлела, когда Ей дверь открыла, Такой она волшебною была! Копна волос красивых, ярко-рыжих, Точеный нос, румяность алых губ, И взгляд такой шальной от глаз бесстыжих. Сплошная ласка. Кто здесь будет груб? Я ошарашена в дверях посторонилась, Она прошла и прямо вслед за ней, Такая красота вдруг ветром взвилась, Что не было ее милей, родней… Мы пили чай вприкуску с листопадом, Всплакнули вместе с проливным дождем. О! Осень - ты души моей отрада! Богат душой, кто осенью рожден. Когда она ушла, я очень долго, Смотрела в дверь, не смея дверь закрыть! А с неба падал снег… На память только, рябины грусть, И образ, что нельзя забыть. Лариса Рубальская.

поэт-родовед1: И снова, снова бабье лето, А ты опять далёко где-то - Пишу тебе, все нет ответа... За темным лесом упала комета, И тоже далёко где-то, Туманом, как одеждами, одета, Как лучик утреннего света на землю попал... И ход моих мыслей прервал о тебе... Тебя я долго так искал, А ты одна ушла за перевал... И главного тебе я не сказал... Зачем тебя так долго ждал... И снова, снова бабье лето, Скрылось вместе с солнцем где-то Ушло – и ни ответа, ни привета... В лучах космического света... А ты опять легко одета... Боже правый, ты ли это?.. Эх, бабье лето, бабье лето... А может, есть и мужье где-то?.. Александр Автаев-Уральский 10.09.2010, 20.10

godro: Лана К пишет: ОСЕНЬ ВОСКРЕСЕНИЕ Он сойдет на безлюдный перрон, На прощанье кивнув проводнице, Оживятся вокзальные птицы, По походке узнав - это он. Сколько раз через этот вокзал Он опять к суете возвращался, Сколько раз там же шумно прощался И в вечерних огнях отбывал. Но сегодня никто нас не ждет, В лужах лед и пока не светает, И никто на планете не знает, Где он нынче гостит и живет. В стылой бане затопим мы печь И, болтая, налепим пельмени, И земля свою скорость изменит, Не давая событиям течь. Из окна - лес, за лесом поле, Падает снег на озерную гладь И еле слышен звон колоколен, И воскресение, и благодать. И от белых березовых дров Станет каменка жаром томиться, И попробуй поверь, что не снится Мне cпокойная вязь его слов. Как же вышло, что не довелось? Мы ни разу вот так не сидели И не пили, и песен не пели, Но сегодня все вдруг удалось. И подойдут наши пельмени, Он все расспросит - кто да чего, А со двора стылая темень Будет глядеть в наше окно. И, прощаясь, он двери толкнет, Разомлевший от пара и водки, И пойдет потихонечку к лодке, И домой между звезд поплывет. А я останусь стоять на ветру - Босиком в белоснежном исподнем, Я поехал бы с ним, хоть сегодня, Но, наверно, пока не могу. Вот и все. А кому рассказать - Как в психушке примерить рубашку, Два стакана и дверь нараспашку, И опять воскресения ждать... Из окна - лес, за лесом поле, Падает снег на озерную гладь. И еле слышен звон колоколен И воскресение, и благодать. Олег Митяев.

Лана К: поэт-родовед1 пишет: Эх, бабье лето, бабье лето... А может, есть и мужье где-то?.. "Клены выкрасили город колдовским каким то цветом, Это снова, это снова" не мужичье - бабье лето. А нам мужичья и не надо, Нам и бабье - как награда.

Лана К: Осень, прозрачное утро, Небо как будто в тумане. Даль из тонов перламутра, Солнце холодное, раннее. Где наша первая встреча - Яркая, острая, тайная. В тот летний памятный вечер Милая, словно случайная. Не уходи! - тебя я умоляю, Слова любви сто крат я повторю. Пусть осень у дверей, я это твёрдо знаю. Но всё ж не уходи, - тебе я говорю. Наш уголок нам никогда не тесен, Когда ты в нём, то в нём цветёт весна. Не уходи, ещё не спето столько песен, Ещё звенит в гитаре каждая струна. Вадим Козин.

Лана К: Проклятье века — это спешка, и человек, стирая пот, по жизни мечется, как пешка, попав затравленно в цейтнот. Поспешно пьют, поспешно любят, и опускается душа. Поспешно бьют, поспешно губят, а после каются, спеша. Но ты хотя б однажды в мире, когда он спит или кипит, остановись, как лошадь в мыле, почуяв пропасть у копыт. Остановись на полдороге, доверься небу, как судье, подумай — если не о Боге — хотя бы просто о себе. Под шелест листьев обветшалых, под паровозный хриплый крик пойми: забегавшийся — жалок, остановившийся — велик. Пыль суеты сует сметая, ты вспомни вечность наконец, и нерешительность святая вольется в ноги, как свинец. Есть в нерешительности сила, когда по ложному пути вперед на ложные светила ты не решаешься идти. Топча, как листья, чьи-то лица, остановись! Ты слеп, как Вий. И самый шанс остановиться безумством спешки не убий. Когда шагаешь к цели бойко, как по ступеням, по телам, остановись, забывший Бога,— ты по себе шагаешь сам! Когда тебя толкает злоба к забвенью собственной души, к бесчестью выстрела и слова, не поспеши, не соверши! Остановись, идя вслепую, о население Земли! Замри, летя из кольта, пуля, и бомба в воздухе, замри! О человек, чье имя свято, подняв глаза с молитвой ввысь, среди распада и разврата остановись, остановись! <Евгений Евтушенко, 1967>

Лана К: Александр Дольский Мне звезда упала на ладошку. Я её спросил: "Откуда ты?" "Дайте мне передохнуть немножко, Я с такой летела высоты..." А потом добавила, сверкая, Словно колокольчик прозвенел: "Не смотрите, что невелика я, Может быть великим мой удел! Вам необходимо только вспомнить, Что для Вас важней всего на свете. Я могу желание исполнить, Путь неблизкий завершая этим." "Знаю я, что мне необходимо, Мне не нужно долго вспоминать: Я хочу любить и быть любимым, Я хочу, чтоб не болела мать, Чтоб на нашей горестной планете Только звёзды падали с небес, Были все доверчивы как дети И любили дождь, цветы и лес, Чтоб траву, как встарь, косой косили, Каждый день летали до луны, Чтобы женщин на руках носили, Не было болезней и войны, Чтобы дружба не была обузой, Чтобы верность в тягость не была, Чтобы старость не тяжёлым грузом - Мудростью бы на сердце легла, Чтобы у костра, пропахнув дымом, Эту песню тихо напевать И ещё хочу я быть любимым, И хочу, чтоб не болела мать." Говорил я долго, но напрасно Долго, слишком долго говорил... Не ответив мне, звезда погасла: Было у неё немного сил...

Лана К: Сегодня Бог проснулся утром рано… Он жалобы и просьбы почитал И людям из кувшина без обмана Желаемое в сердце наливал. Но не у всех открыто было сердце, И место есть для Чуда не у всех. То завистью, враждой подпёрта дверца, То жадность не даёт налить успех… А у кого-то до краёв разлита Печаль и безысходность, вот беда. И Бог жалел, что сердце это скрыто… Любви хотел налить, да вот куда? И Бог грустил, что люди не умеют Сердца и души чистить от обид… Они с годами в сердце каменеют И сердце превращается в гранит… Но Бог ходил, смотрел и улыбался, Когда сердца влюблённые встречал. Он брал кувшин и от души старался, Им счастье в сердце бережно вливал. А люди постепенно расплескали Подаренную Богом благодать И всех вокруг в утрате обвиняли, Забыв в самих себе вину искать… Ведь если б мы могли прощать и верить, Любить, благодарить и отпускать, То Бог бы мог не каплей счастье мерить, Кувшин волшебный мог бы весь отдать. Сегодня Бог проснулся на рассвете. Огромный ящик с просьбами у ног… А рядом лишь один без просьб конвертик: «Благодарю за всё тебя, мой Бог…» Ирина Самарина-Лабиринт

Лана К: Неба утреннего стяг… В жизни важен первый шаг. Слышишь: реют над страною Ветры яростных атак! И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно в груди… И Ленин – такой молодой, И юный Октябрь впереди! Весть летит во все концы: Вы поверьте нам, отцы, – Будут новые победы, Встанут новые бойцы! С неба милостей не жди! Жизнь для правды не щади. Нам, ребята, в этой жизни Только с правдой по пути! В мире зной и снегопад… Мир и беден и богат… С нами юность всей планеты – Наш всемирный стройотряд! И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно в груди… И Ленин – такой молодой, И юный Октябрь впереди! Николай Добронравов.

godro: Словно куколки-милашки На зеленовом лугу Растопырились ромашки И молчают - ни гу-гу. При хорошей при погоде, Глядя в сини небеса, Запридумали чего-то Солнышевые глаза. А когда начнется ветер Озорненок надувать, Будут лучшие на свете Стихи-песни сочинять.

Лана К: Игорь Тальков " Бывший подъесаул " Бывший подъесаул уходил воевать. На проклятье отца и молчание брата Он ответил "Так надо, но вам не понять" Тихо обнял жену и добавил "Так надо" Он вскочил на коня, проскакал полверсты И как вкопанный встал у речного затона И Река приняла ордена и кресты И накрыла волна золотые погоны Сильный ветер подул, вздыбил водную гладь Зашумела листва, встрепенулась природа И услышал казак "Ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" И услышал казак "Ой, ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" Он встряхнул головой и молитву прочел И коню до костей шпоры врезал с досады Конь шарахнулся так, как от ладана черт От затона, где в ил оседали награды. И носило его по родной стороне, Где леса и поля превратились в плацдармы Бывший подъесаул преуспел в той воне И закончил ее на посту командарма Но Природа мудра. И Всевышнего глаз Видит каждый наш шаг по тернистой дороге. Наступает момент, когда каждый из нас У последней черты вспоминает о Боге. Вспомнил и Командарм о проклятье отца И, что Божий наказ у реки не послушал, Когда щелкнул затвор , девять граммов свинца Отпустили на Суд его грешную душу. А затон все хранит в глубине ордена И вросли в берега золотые погоны На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона

Войнов: Текст песни, ставшей, уже, семейным гимном... В плавнях шорох и легавая застыла чутко Ай да выстрел только повезло опять не мне Вечереет и над озером летают утки Разжирели утки осенью в большой цене Снова осень закружила карусель мелодий Поохочусь с ветерком по нотам прокачусь И сыграю если я ещё на что-то годен И спою вам если я на что-нибудь сгожусь Я помню давно учили меня отец мой и мать Лечить так лечить любить так любить Гулять так гулять стрелять так стрелять Но утки уже летят высоко Летать так летать я им помашу рукой Не жалею что живу я часто как придётся Только знаю что когда-нибудь в один из дней Всё вернётся обязательно опять вернётся И погода и надежда и тепло друзей Так поскучаем да чтобы радостней была минута Нашей встречи а она уже не за горой Вновь весною из полёта возвратятся утки Стосковавшись по озёрам с голубой водой Так когда-то за лисой гонялся быстрый кречет Так и ныне он свою добычу сторожит Не прощайтесь говорю я вам до скорой встречи Всё вернётся а вернётся значит будем жить Я помню давно учили меня отец мой и мать Лечить так лечить любить так любить Гулять так гулять стрелять так стрелять Но утки уже летят высоко Летать так летать я им помашу рукой Летать так летать я им помашу рукой Летать так летать я им помашу рукой Александр Розенбаум "Утиная охота"

Лана К: Игорь Тальков "Памяти Виктора Цоя" Поэты не рождаются случайно, они летят на землю с высоты, Их жизнь окружена глубокой тайной, хотя они открыты и просты. Глаза таких божественных посланцев всегда печальны и верны мечте, И в хаосе проблем их души вечно светят тем мирам, что заблудились в темноте. Они уходят, выполнив заданье, их отзывают Высшие Миры, Неведомые нашему сознанью, по правилам космической игры. Они уходят, не допев куплета, когда в их честь оркестр играет туш: Актёры, музыканты и поэты - целители уставших наших душ. В лесах их песни птицы допевают, в полях для них цветы венки совьют, Они уходят вдаль, но никогда не умирают и в песнях и в стихах своих живут. А может быть, сегодня или завтра уйду и я таинственным гонцом Туда, куда ушёл, ушёл от нас внезапно поэт и композитор Виктор Цой.

Лана К: Семья — источник радости и счастья, Любви неиссякаемый родник. И в ясную погоду, и в ненастье Хранит семья и ценит жизни миг. Семья — оплот и сила государства, Хранящая традиции веков. В семье ребёнок — главное богатство, Луч света, как маяк для моряков. Лучи растут, становятся всё ярче И люди жадно тянутся на свет. Душа семьи становится богаче, Когда царят любовь в ней да совет. Когда царит взаимопониманье, Тогда весь мир лежит у ваших ног. Любовь в семье — основа Мирозданья. Так пусть хранит все наши семьи Бог! Автор неизвестен.

godro: Лана К пишет: Автор неизвестен Леонид Гайкевич

Лана К: godro пишет: Леонид Гайкевич Теперь буду знать, спасибо.

Войнов: Теплушки — прикладами вбили по сто. Плотно, аж яблоку негде упасть. Столпником стой, мчась неизвестности в пасть! В грохоте, в звоне, по перегонам Мчали нас, мчались, стучали вагоны. Голодом мучимых, жаждой сморенных, В бредовых воплях, в душном зловонье. Мы трое суток, в бреду мечась, Пили б мочу — была б моча, Грызли бы камни, да где возьмешь их, Тысячам измученных и изнемогших. Мы матерились, молились и дохли. Это наш путь туда, на Голгофу. Николай Митяков 1941

Лана К: * * * Ребенка милого рожденье Приветствует мой запоздалый стих. Да будет с ним благословенье Всех ангелов небесных и земных! Да будет он отца достоин, Как мать его прекрасен и любим; Да будет дух его спокоен И в правде тверд, как божий херувим. Пускай не знает он до срока Ни мук любви, ни славы жадных дум; Пускай глядит он без упрека На ложный блеск и ложный мира шум; Пускай не ищет он причины Чужим страстям и радостям своим, И выйдет он из светской тины Душою бел и сердцем невредим! М.Ю. Лермонтов

Лана К: БАЛЛАДА О ЛЮБВИ Когда вода Всемирного потопа Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока На сушу тихо выбралась Любовь — И растворилась в воздухе до срока, А срока было — сорок сороков… И чудаки — ещё такие есть! — Вдыхают полной грудью эту смесь И ни наград не ждут, ни наказанья, И, думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья. Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву, Прежде чем узнать, что «я люблю» — То же, что «дышу» или «живу». И вдоволь будет странствий и скитаний: Страна Любви — великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Всё строже станет спрашивать она: Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна… Но вспять безумцев не поворотить — Они уже согласны заплатить: Любой ценой — и жизнью бы рискнули, — Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули. Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мёртвых воскрешал, Потому что если не любил — Значит и не жил, и не дышал! Но многих захлебнувшихся любовью Не докричишься — сколько ни зови, Им счёт ведут молва и пустословье, Но этот счёт замешен на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибших от невиданной любви… Их голосам всегда сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах, И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрёстках мирозданья. Я поля влюблённым постелю — Пусть поют во сне и наяву!.. Я дышу, и значит — я люблю! Я люблю, и значит — я живу! Владимир Высоцкий.

LENA_P: В доме должен быть кот. В доме должен быть плед. Древний бабушкин кустик алоэ. И за плинтусом – вот! – старый детский секрет. И журналов стопа – про былое… В доме должен быть шкаф, пусть скрипуч, неказист, - в его недрах, согретых годами, связку писем сыскав, развернешь хрупкий лист, мелко-мелко исписанный мамой… В доме должен быть свет от ночного окна, запах кофе и яблок с корицей… И воскресный обед. И для книг тишина. И тогда ничего не случится… Альбина Бондаренко г. С-Петербург

Лана К: Александр Васильев Сплин "Путь на восток" Выбрали путь, и ни разу с пути не сбились. Знали, что путь будет долог, тернист, извилист. Знали и шли. Все как один. Молились Переходя Урал, уходя восточней Всё удаляясь вглубь от родимых вотчин, По дорогим пенатам скучая очень. Нет никакой Москвы, никакого Рима! Есть лишь одна тайга, и над ней - Ярило. Если Ярила нет, то тогда - могила! Тот, кто идёт в тайге, то гребец, то лыжник. Если идут гуртом - не бывает лишних. Жизнь научила всех не давить на ближних. Пили из рек, ночевали в снегу, держались Возле костра, где дымилась добыча, жарясь. Жизнь научила всех не давить на жалость. Если была беда - то держались гордо. Если была любовь - то любовь до гроба. Жизнь научила всех не давить на горло. Шли, поклоняясь берёзам, дубам и липам; След оставляя медведям, волкам и лисам; Часто во сне улыбаясь любимым лицам. Шли сквозь дремучий лес, по камням, сугробам; Шли через перевал, по таёжным тропам. Если вдвоём сорвались - пропали оба. Но не сорвались, всех удержали скалы; Кости все целы и уцелели скальпы. Чай, это вам Сибирь, а не то, что - Альпы. Сплин - Путь на восток. Альбом Ключ к шифру, сентябрь 2016

LENA_P: Идут белые снеги, как по нитке скользя... Жить и жить бы на свете, да, наверно, нельзя. Чьи-то души, бесследно растворяясь вдали, словно белые снеги, идут в небо с земли. Идут белые снеги... И я тоже уйду. Не печалюсь о смерти и бессмертья не жду. Я не верую в чудо, Я не снег, не звезда, и я больше не буду никогда, никогда. И я думаю, грешный, - ну, а кем же я был, что я в жизни поспешной больше жизни любил? А любил я Россию всею кровью, хребтом - ее реки в разливе и когда подо льдом, дух ее пятистенок, дух ее сосняков, ее Пушкина, Стеньку и ее стариков. Если было несладко, я не шибко тужил. Пусть прожил я нескладно - для России я жил. И надеждою маюсь (полный тайных тревог), что хоть малую малость я России помог. Пусть она позабудет про меня без труда, только пусть она будет навсегда, навсегда. Идут белые снеги, как во все времена, как при Пушкине, Стеньке и как после меня. Идут снеги большие, аж до боли светлы, и мои и чужие заметая следы... Быть бессмертным не в силе, но надежда моя: если будет Россия, значит, буду и я. Е.Евтушенко.

LENA_P: Илья Эренбург Когда в Париже злая осень Меня по улицам несет И злобный дождь, не умолкая, Лицо ослепшее сечет,- Как я грущу по русским зимам, каким навек недостижимым Мне кажется и первый снег, И санок окрыленый бег, И над уснувшими домами Чуть видный голубой дымок, И в окнах робкий огонек, Зажженный милыми руками, Калитки скрип, собачий лай И у огня горячий чай. март или апрель 1912

Лана К: Порхают ли птицы, играют ли дети, С душою ли друга скрестится душа - Ты с нами. Ты с ними, невидимый Третий, Невидимый хмель мирового ковша! Проносятся звезды в мерцаньи и пеньи, Поля запевают и рощи цветут, И в этом, объемлющем землю, круженьи Я слышу: Ты рядом. Ты близко - вот тут. И в - солнечной зыби играющих далей, И в шумном лесу, и в народной толпе Как будто мельканье крылатых сандалий, Взбегающих по золоченой тропе. И если в торжественном богослуженьи Я слышу про Женственность - тайну Твою, Невидимых ангельских служб отраженье В движеньях служителей я узнаю. Становится чистой любая дорога, Просвечивает и сквозит вещество... Вся жизнь - это танец творящего Бога, А мир - золотая одежда Его. Даниил Андреев цикл стихов "Русские Боги" 1935 г

LENA_P: Илья Эренбург из стихотворения Год Что лучше зимнего рассвета, И дыма синего у труб, И еле слышного привета, Слетающего с милых губ? Часам к пяти пока не поздно, Приятно выйти погулять, Кричать средь тишины морозной И снег, притаптывая, мять А вечером с тобою снова У вспыхивающих углей Мы дремлем в маленькой столовой, И ты становишься нежней, И к чаю сливное варенье, И ложек серебристый стук, Сверчка задумчивое пенье, Метели голоса, и вдруг Усталое прикосновенье Твоих неуловимых рук... март или апрель 1912

Авик: Камикадзе (А.Розенбаум) Я по совести указу Записался в камикадзе. С полной бомбовой загрузкой лечу. В баках топлива - до цели, Ну а цель, она в прицеле, И я взять её сегодня хочу. Рвутся нервы на пределе - Погибать - так за идею. И вхожу я в свой последний вираж. А те, которые на цели, Глядя ввысь, оцепенели, Знают, чем грозит им мой пилотаж! Парашют оставлен дома, На траве аэродрома. Даже если захочу - не свернуть. Облака перевернулись, И на лбу все жилы вздулись, И сдавило перегрузками грудь. От снарядов в небе тесно, Я пикирую отвесно, Исключительно красиво иду. Три секунды мне осталось, И не жаль, что жил так мало, Зацветут мои деревья в саду! Не добраться им до порта, Вот и всё. Касаюсь борта, И в расширенных зрачках отражён Весь мой долгий путь до цели, Той, которая в прицеле. Мне взрываться за других есть резон! Есть резон своим полётом Вынуть душу из кого-то, И в кого-то свою душу вложить. Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Да потому что остальным надо жить!

LENA_P: А.Городницкий Над Канадой, над Канадой Солнце низкое садится. Мне уснуть давно бы надо, Отчего же мне не спится? Над Канадой небо сине, Меж берез- дожди косые. Хоть похоже на Россию, Только все же не Россия. Нам усталость шепчет: "Грейся!", И любовь заводит шашни; Дразнит нас снежок апрельский, Манит нас уют домашний. Мне снежок- как не весенний, Дом чужой- не новоселье. Хоть похоже на веселье, Только все же- не веселье. У тебя сегодня слякоть, В лужах солнечные пятна. Не спеши любовь оплакать- Подожди меня обратно. Над Канадой небо сине, Меж берез- дожди косые. Хоть похоже на Россию, Только все же не Россия! 1963 г.

LENA_P: А ЧТО ДАЛЬШЕ? А ДАЛЬШЕ ЗИМА... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ А что дальше? А дальше - зима... Вальс снежинок под пенье метели, Новогодней поры кутерьма, В каждом доме - красавицы ели... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ Мандариново-хвойный коктейль, С шоколадно-зефирным блаженством... - Этот запах разносит метель, Приглашая всех в давнее детство. ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ В ожидание разных чудес И подарков, нежданных сюрпризов, И надежды на то, что вдруг здесь... Потаённые сбудутся мысли... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ А потом - Рождества благовест... И за ним следом - таинство Святок... Будут падать в ладони с небес Звёзд брильянты на счастье и радость... ❀❅❀ ❀❅❀❀❅❀❀❅❀ Пусть такой будет эта зима! Очень хочется мира и счастья, И покоя, любви и тепла... И не рвать больше душу на части... Альбина Бондаренко С-Петербург

Лана К: Увертюра Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо́ и остро́! Весь я в чём-то норвежском! Весь я в чём-то испанском! Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо! Стрёкот аэропланов! Бе́ги автомобилей! Ветропро́свист экспрессов! Крылолёт буеров! Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили! Ананасы в шампанском — это пульс вечеров! В группе девушек нервных, в остром обществе дамском Я трагедию жизни претворю в грёзофарс… Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс! Игорь Северянин 1915г.

LENA_P: Андрей Дементьев Срывают отчий дом Срывают отчий дом. Как будто душу рушат. Все прошлое - на слом. Прощаемся с минувшим. Прощаемся с собой, Ведь столько лет послушно, Как маленький собор, Хранил он наши души. Всю жизнь мы жили в нем. Беду и радость знали. Охвачены огнем Мои воспоминанья. Как жаль, что довелось Дожить до дня такого... Отец не прячет слез. Застряло в горле слово. И дом в последний раз Глядит на всех незряче. То ли жалеет нас, То ль о минувшем плачет.

Авто: Однообразные мелькают… Николай Гумилёв Июль 1917 года Однообразные мелькают Все с той же болью дни мои, Как будто розы опадают И умирают соловьи. Но и она печальна тоже, Мне приказавшая любовь, И под ее атласной кожей Бежит отравленная кровь. И если я живу на свете, То лишь из-за одной мечты: Мы оба, как слепые дети, Пойдем на горные хребты, Туда, где бродят только козы, В мир самых белых облаков, Искать увянувшие розы И слушать мертвых соловьев.

Лана К: Максимилиан Волошин РУСЬ Суздаль да Москва не для тебя ли По уделам землю собирали Да тугую золотом суму? В рундуках приданое копили И тебя невестою растили В расписном да тесном терему? Не тебе ли на речных истоках Плотник-Царь построил дом широко — Окнами на пять земных морей? Из невест красой да силой бранной Не была ль ты самою желанной Для заморских княжих сыновей? Но тебе сыздетства были любы — По лесам глубоких скитов срубы, По степям кочевья без дорог, Вольные раздолья да вериги, Самозванцы, воры да расстриги, Соловьиный посвист да острог. Быть царевой ты не захотела — Уж такое подвернулось дело: Враг шептал: развей да расточи, Ты отдай казну свою богатым, Власть — холопам, силу — супостатам, Смердам — честь, изменникам — ключи. Поддалась лихому подговору, Отдалась разбойнику и вору, Подожгла посады и хлеба, Разорила древнее жилище И пошла поруганной и нищей И рабой последнего раба. Я ль в тебя посмею бросить камень? Осужу ль страстной и буйный пламень? В грязь лицом тебе ль не поклонюсь, След босой ноги благословляя, — Ты — бездомная, гулящая, хмельная, Во Христе юродивая Русь!

LENA_P: Молю, о, Господи, чтоб жизнь моя была, Как звуки чистой музыки чудесной, Что утешенье дарит повсеместно Всем людям в трудные их дни. Прервав работу, слушают они, И духом укрепясь, с охотой Берутся снова за свою работу. Молюсь я, чтобы день за днем Судьбы моей звучала постоянно Струна. И чтоб лечила неустанно Сердца она. От давней боли, Вздымая мысли над земной юдолью, Гармонией их жизнь наполнив! О, дай мне силы все исполнить! Хочу жить так; когда же на земле Меня не станет, Пусть музыка судьбы моей Звучать не перестанет. из дневников святой Царицы Александры

Лана К: "В нашей жизни, прекрасной и странной..." В нашей жизни, прекрасной и странной, и короткой, как росчерк пера, над дымящейся свежею раной призадуматься, право, пора. Призадуматься и присмотреться, поразмыслить, покуда живой, что там кроется в сумерках сердца, в самой черной его кладовой. Пусть твердят, что дела твои плохи, но пора научиться, пора не вымаливать жалкие крохи милосердия, правды, добра. Но пред ликом суровой эпохи, что по-своему тоже права, не выжуливать жалкие крохи, а творить, засучив рукава. 1985 Булат Окуджава

Лана К: Булат Окуджава - Я пишу исторический роман - Стих В склянке темного стекла из-под импортного пива роза красная цвела гордо и неторопливо. Исторический роман сочинял я понемногу, пробиваясь как в туман от пролога к эпилогу. Были дали голубы, было вымысла в избытке, и из собственной судьбы я выдергивал по нитке. В путь героев снаряжал, наводил о прошлом справки и поручиком в отставке сам себя воображал. Вымысел — не есть обман. Замысел — еще не точка. Дайте дописать роман до последнего листочка. И пока еще жива роза красная в бутылке, дайте выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке: каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить… Так природа захотела. Почему? Не наше дело. Для чего? Не нам судить.

поэт-родовед1: Вадим Егоров - Песня о моих прадедах Как в глухую старину, старину, старину Шёл солдатик на войну, на войну, на войну. Не пришёл с войны назад, не вернулся домой Пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадед мой. Ратной славою гоним, государем гоним, Старший сын пошёл за ним, шёл за ним, шёл за ним. Шёл он, песню напевал, напевал, напевал И убит был, и убит был, и убит был наповал. Год за годом, день за днем, день за днем, день за днем, Гибли прадеды мои под мечом, под огнем. Гибли прадеды, и вот - настает, настает Вроде, вроде, вроде, вроде, вроде бы и мой черед. Я бы мать свою обнял, и детей, и жену, И пошёл бы на войну, на войну, на войну. Я пошёл бы, да войны вот уже тридцать лет, Слава Богу, слава Богу, слава Богу, нет как нет. Это, выйдя из могил, опалённых войной, Встали прадеды мои, словно щит надо мной, Чтоб не видел в жизни войн никогда никаких Пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-правнук их.

Авто: Песня камикадзе Я по совести указу Записался в камикадзе. С полной бомбовой загрузкой лечу. В баках топлива до цели, Ну, а цель, она в прицеле, И я взять её сегодня хочу. Рвутся нервы на пределе. Погибать - так за идею. И вхожу я в свой последний вираж. А те, которые на цели, Глядя в высь, оцепенели, Знают, чем грозит им мой пилотаж! Парашют оставлен дома, На траве аэродрома. Даже если захочу - не свернуть. Облака перевернулись, И на лбу все жилы вздулись, И сдавило перегрузками грудь. От снарядов в небе тесно, И я пикирую отвесно, Исключительно красиво иду. Три секунды жить осталось, И не важно, что так мало, Зацветут ещё мои деревья в саду! Не добраться им до порта, Вот и всё. Касаюсь борта, И в расширенных зрачках отражен Весь мой долгий путь до цели, Той, которая в прицеле. Мне взрываться за других есть резон. Есть резон своим полетом Вынуть душу из кого-то, И в кого-то свою душу вложить. Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Потому что остальным надо жить! Есть резон дойти до цели, Той, которая в прицеле, Да потому что остальным надо жить! Александр Розенбаум

поэт-родовед1: Игорь Лачугин - Малая Родина Есть на Руси уголок тихий, светлый В песнях былинных и дивных воспетый, Нивы живою водой напоённые, Дети волшебной мечтой окрылённые, Души простором небес упоённые. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый Здесь понимать научившись, прощал я, Здесь до конца любить обещал я, К маме родной за советом спешил я И сыновей для Отчизны растил я - Родина малая, Родина милая. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый Годы уходят как ливни летние, Сколько друзей ушло незаметными, А над рекою заря запоздалая, Яркая-яркая, алая-алая - Все это ты - моя Родина малая. припев: Малая Родина - гроздья рябины, Милая Родина - запах полыни, Ивы седые, ветер несмелый, Мы молодые, снег белый-белый.

Лана К: Трофим (Сергей Трофимов) - За тихой рекою За тихой рекою, берёзовой рощей Распустится первый весенний цветок И я загадаю желание попроще И перекрестившись взгляну на Восток. Окрасится небо багряной зарёю И вечное солнце над миром взойдёт И белая птица взлетит над землёю И Божие прощение с небес принесёт И белая птица взлетит над землёю И Божие прощение с небес принесёт.. И что-то большое откроется сердцу Такое что жизнью моей не объять И станет спокойно, и сладко как в детстве Когда обнимала меня моя мать И станет спокойно, и сладко как в детстве Когда обнимала меня моя мать. Молитва святая слезами прольётся Христовой любовью исполнится грусть И в это мгновение душа прикоснётся К великой вселенной по имени Русь.

Авто: Молитва Научите меня понимать красоту, Отучите меня от тоски и от лени, Проявите ко мне в сотый раз доброту. я - ваш раб, но не ставьте меня на колени. я люблю вас, люблю, как отца и как мать, Твердо верую в тайну великую вашу, Только вы и способны простить и понять Всех нас грешных, земных, бесконечно уставших. Нужных слов не найду, но нужны ли слова? Вам и так наши мысли и чувства понятны. я - ваш сын, блудный сын, нарубивший дрова, Древо жизни своё погубив безвозвратно. Каюсь вам, мой Отец, не кляните меня, я и так уж виною своей распластан. я тону без воды и горю без огня, Мне не нужен ваш меч, мне нужна ваша ласка. Научите меня понимать красоту, Отучите меня от тоски и от лени, Проявите ко мне в сотый раз доброту И позвольте мне встать в сотый раз на колени. А. Лугарев

Лана К: Без обещаний жизнь печальней... Без обещаний жизнь печальней дождливой ночи без огня. Так не жалей же обещаний, не бойся обмануть меня. Так много огорчений разных и повседневной суеты... Не бойся слов — прекрасных, праздных, недолговечных, как цветы. Сердца людские так им рады, мир так без них пустынно тих... И разве нет в них высшей правды на краткий срок цветенья их? Вероника Тушнова.

поэт-родовед1: Андрей Головнёв - Маленькая история Что здесь было до нас - не понять, У истории путаный слог, Мы о прошлом не прочь поболтать - Приходите на наш огонёк. Мы ищем откровения в Талмудах и Коранах, Скучаем в галереях,грызем за домом дом, А прошлое забыто в разграбленных курганах, А прошлое зарыто под сломанным крестом. Здесь большое не случалось беды, Рокот громких побед не звучал, Просто кто-то оставил следы - Жил да был, а зачем - не сказал. Здесь испокон до веку с бурьяном воевали, Крепили, рыли, строили не жалея сил. С любовью дом срубили, с душой его латали И дом тот на полвека хозяев пережил. Может кто-то сидел и мечтал Там, где мы наш костер развели И затылок в раздумье чесал, Тот,что мы под откосом нашли. Все выцвело, истлело, иных и нет в помине, Железо порыжело, позеленела медь А кто-нибудь когда-то топтался в той же глине, смотрелся в ту же воду и не хотел стареть. Ищем мы угольки, черепки, Жажда знаний мозги бередит, А нас в вековые очки Череп предка с усмешкой глядит. Он мог бы разрешить, унять все наши споры На тыщу лет он старше, на тыщу лет мудрей, Но не к лицу ему ухмылки и укоры - Потомки нас рассудят, чья жизнь была смешней. Что здесь было до нас - не понять, У истории путаный слог, Мы о прошлом не прочь поболтать - Приходите на наш огонёк.

Лана К: Диалог у Новогодней Елки - Что происходит на свете? - А просто зима. - Просто зима, полагаете вы? - Полагаю. Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю в ваши уснувшие ранней порою дома. - Что же за всем этим будет? - А будет январь. - Будет январь, вы считаете? - Да, я считаю. Я ведь давно эту белую книгу читаю, этот, с картинками вьюги, старинный букварь. - Чем же все это окончится? - Будет апрель. - Будет апрель, вы уверены? - Да, я уверен. Я уже слышал, и слух этот мною проверен, будто бы в роще сегодня звенела свирель. - Что же из этого следует? - Следует жить, шить сарафаны и легкие платья из ситца. - Вы полагаете, все это будет носиться? - Я полагаю,что все это следует шить. - Следует шить, ибо сколько зиме ни кружить, недолговечны ее кабала и опала. - Так разрешите же в честь новогоднего бала руку на танец, сударыня, вам предложить! - Месяц - серебряный шар со свечою внутри, и карнавальные маски - по кругу, по кругу! - Вальс начинается. Дайте ж, сударыня, руку, и - раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три!.. Юрий Левитанский

Лана К: «Жизнь, жизнь» Арсений Тарковский I Предчувствиям не верю, и примет Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда Я не бегу. На свете смерти нет: Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо Бояться смерти ни в семнадцать лет, Ни в семьдесят. Есть только явь и свет, Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете. Мы все уже на берегу морском, И я из тех, кто выбирает сети, Когда идет бессмертье косяком. II Живите в доме — и не рухнет дом. Я вызову любое из столетий, Войду в него и дом построю в нем. Вот почему со мною ваши дети И жены ваши за одним столом,- А стол один и прадеду и внуку: Грядущее свершается сейчас, И если я приподымаю руку, Все пять лучей останутся у вас. Я каждый день минувшего, как крепью, Ключицами своими подпирал, Измерил время землемерной цепью И сквозь него прошел, как сквозь Урал. III Я век себе по росту подбирал. Мы шли на юг, держали пыль над степью; Бурьян чадил; кузнечик баловал, Подковы трогал усом, и пророчил, И гибелью грозил мне, как монах. Судьбу свою к седлу я приторочил; Я и сейчас в грядущих временах, Как мальчик, привстаю на стременах. Мне моего бессмертия довольно, Чтоб кровь моя из века в век текла. За верный угол ровного тепла Я жизнью заплатил бы своевольно, Когда б ее летучая игла Меня, как нить, по свету не вела. Стихотворение «Жизнь, жизнь» звучит в картине «Зеркало», снятой сыном Арсения Александровича – Андреем Тарковским. На экраны во многом автобиографическая лента вышла в 1974г.

LENA_P: А помните в детстве, - наряжена ёлка, На кухне пельмени лепили так долго, Готов холодец и лимончик сочится, И ждёшь это чудо вот - вот да случится! Конфеты с подарков на стол высыпали, Делились друг с другом и горя не знали! Играли мы в прятки, носились по дому, Не знали, что жить будем все по другому. И вот мандарины, - волшебное чудо, Я их аромат никогда не забуду, Весь дом в волшебстве, и сгущёнка и сок, Объелись конфетами, - к чаю пирог! Весёлая мама и папа весёлый, По телеку ключ выдают новосёлам, Родители ждут "Голубой Огонёк"- А нам малышам всё опять невдомёк. Мы все разгулялись и спать не хотим, И просим, что тихо ещё посидим, Но мама хитрит, говорит,: надо спать, Ложиться в кроватку - глаза закрывать.Что ночью придёт к нам во сне дед Мороз, Подарков с собой принесёт целый воз- Придёт он к послушным и любящим детям, Которые мирно живут на Планете... И мы засыпаем счастливые сразу, И помним сквозь сон про подарки мы фразу, А утром, чуть свет сразу к ёлке бежим. Подарки находим,- от счастья дрожим. И снова киношка, хоккей и коньки, Потом догонялки, войнушка, снежки, Домой не загнать, все в ледышках штаны, Но снова гулять нас зовут пацаны. С тех пор уж минуло почти, что сто лет. Но помню я ёлки волшебный тот свет! И маму и папу, соседей, родных, Всех сердцу мне милых людей, всех живых. Пусть ёлки волшебной, таинственный свет, Нам дарит надежду ещё много лет! Пусть в памяти нашей родные живут, Пусть все в Новый Год чуда светлого ждут. А.Бондаренко

Лана К: А. Внуков Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше, всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе… Слетят листки календаря, Останется — листок… В последний вечер декабря, Придёт волшебный срок… Пробьют часы двенадцать раз, И Дед Мороз придет, И поведёт с собою нас, В счастливый Новый год. Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше,всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе… Нас встретит сказка в этот час, Под ёлочкой лесной, И не покинет больше нас, Ни летом, ни весной… И ждёт нас чудо впереди, И в шутку, и всерьёз… Скорее в гости приходи, К нам, Дедушка Мороз! Снежинки спускаются с неба, Всё ниже, всё ниже… Сугробы пушистого снега, Всё выше, всё выше… Шаги уходящего года, Всё тише, всё тише… А песенка Нового года, Всё ближе, всё ближе…

godro: Часы устали Считать минуты До нашей встречи. Я на вокзале, Билет в кармане, Заняться нечем. Слоняюсь молча Туда - обратно, С перрона в кассу, Спасёт не очень Киоск газетный, Буфет ужасен. Устроюсь в кресле, На подлокотник Приладив шапку, И то, лишь, если Найдётся место Средь этой давки. Одно желанье, Одна надежда - Услышать голос, Который скажет, К какой платформе Прибудет поезд. В охапку вещи, Тараня двери На переходе. Толпа как клещи Сжимает-вертит В водовороте... Но вот уж поезд Считает стыки Стальных собратьев И пишет повесть Бород небритых, Дежурных платьев. Мелькают мимо Чужие судьбы И анекдоты. Сосед ленивый Роняет карты И бутерброды. Два раза веник Размажет мусор По закоулкам, Два раза денег Достать придётся Для чая с булкой. Торгуют разным Полунемые Или цыганки. В окошке грязном Мелькают сёла И полустанки. Людей встречают И провожают, И едет поезд, Днём отставая И прибавляя Ночами скорость... Под серым небом Уныло встрерит Любимый город. Колючим снегом Морозный ветер Плеснёт за ворот. Толпой затарясь, На гололёде Стирая скаты, Хромой "Икарус" Меня доставит На Юго-Запад. Там, на девятом, За расставаньем И за метелью, Там ждёшь меня ты, Я это знаю, Я в это верю. При встрече будешь Немного робкой, Родной, желанной, И поцелуешь Меня так нежно И долгожданно.

Лана К: Михаил Юрьевич! Замечательные стихи. Такие проникновенные и теплые!!! Очень точно описан наш любимый, несмотря ни на что, город. Спасибо!!!

LENA_P: На кухне я готовлю завтрак, Как пахнут кофе и халва! А может быть, имеют запах И наши чувства, и слова? Любовь, к примеру, пахнет розой, А детский лепет – молоком, А слово доброе – мимозой, Ромашкой или васильком... Словесный мат, простите, смрадом, И, как невидимый палач, Он побивает, будто градом, Росточки счастья и удач. Какая красочная дыня! Разрезала , а там - труха... Наверно, пахнет так гордыня, Родоначальница греха. Улыбка пахнет шоколадкой, И комплимент – конфетой сладкой, Покой – домашним пирогом, А гнев – горячим утюгом! В свободе слышу запах моря, Так пахнут ветер и цветы, А если кто друг с другом в ссоре, Там запах серной кислоты... Духами пахнет благородство, Доброжелательность и мир, А свалкой мусорной уродство, Обжорство, пьянство и трактир... Унынье – как тяжёлый камень, Всегда у мира на виду, А нежность пахнет лепестками Цветущей яблони в саду! Пусть будет счастья добрый запах И аромат красивых слов! На кухне я готовлю завтрак – Печенье, кофе и любовь! 2017 г.

поэт-родовед1: Идем-бердем который век, Устав от голода, войны. Дошли мы все-таки до грек - Поля нам ровные нужны! И встретив гота на пути, Сказали готу: «Уходи!», Авар настигнув невзначай: «Назад, - сказали – ворочай!» Дошли до грек славяне, мы, Пешком форсировав Дунай, Устав от этой кутерьмы, Хлеб доставай, мед наливай! Не счесть форсированных рек, Прошли мы сотни городов - Вдруг встретился пугливый грек - И он остался без штанов! И пучит глаз пугливый франк, Рычит Византий как полкан, Что прем мы словно мощный фланг, Что путь мы знаем до Балкан! Славяне на Балканах. V век. 25.11.2010

LENA_P: Кони привередливые Вдоль обрыва, по-над пропастью по самому краю Я коней своих нагайкою стегаю- погоняю. Что-то воздуха мне мало, ветер пью, туман глотаю, чую с гибельным восторгом: "Пропадаю, пропадаю!" Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Вы тугую не слушайте плеть. Что-то кони мне попались привередливые Я дожить не смогу, мне допеть не успеть. Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю. Сгину я: меня пушинкой ураган сметет с ладони И в санях меня галопом повлекут по снегу утром. Вы на шаг неторопливый перейдите, мои кони, хоть немного, но продлите путь к последнему приюту. Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь Что за кони мне попались привередливые! И дожить я не смог, и допеть не успеть. Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю... Мы успели. В гости к Богу не бывает опозданий. Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?! Или это колокольчик весь зашелся от рыданий, или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани. Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Не указчики вам кнут и плеть. Что за кони мне попались привередливые?! Коль дожить не успел, так хотя бы допеть! Я коней напою, я куплет допою- хоть мгновенье еще постою на краю... Владимир Высоцкий

Лана К: СЕГОДНЯ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 80 ЛЕТ ВЛАДИМИРУ СЕМЕНОВИЧУ ВЫСОЦКОМУ Текст песни Владимир Высоцкий - Здесь лапы у елей дрожат на весу Здесь лапы у елей дрожат навесу, Здесь птицы щебечут тревожно, Живёшь в заколдованном диком лесу, Откуда уйти невозможно. Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру, Пусть дождём опадают сирени, Всё равно я отсюда тебя заберу Во дворец, где играют свирели. Твой мир колдунами на тысячи лет Укрыт от меня и от света, И думаешь ты, что прекраснее нет, Чем лес заколдованный этот. Пусть на листьях не будет росы поутру, Пусть луна с небом пасмурным в ссоре, Всё равно я отсюда тебя заберу В светлый терем с балконом на море. В какой день недели, в котором часу Ты выйдешь ко мне осторожно, Когда я тебя на руках унесу Туда, где найти невозможно. Украду, если кража тебе по душе, Зря ли я столько сил разбазарил, Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, Если терем с дворцом кто-то занял. Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, Если терем с дворцом кто-то занял.

godro: В. В. Маяковский Стихи о советском паспорте Я волком бы выграз бюрократизм. К мандатам почтения нету. К любым чертям с матерями катись любая бумажка. Но эту… По длинному фронту купе и кают чиновник учтивый движется. Сдают паспорта, и я сдаю мою пурпурную книжицу. К одним паспортам – улыбка у рта. К другим – отношение плевое. С почтеньем берут, например, паспорта с двухспальным английским левою. Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться, берут, как будто берут чаевые, паспорт американца. На польский – глядят, как в афишу коза. На польский – выпяливают глаза в тугой полицейской слоновости – откуда, мол, и что это за географические новости? И не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав, берут, не моргнув, паспорта датчан и разных прочих шведов. И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину. Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину. Берет – как бомбу, берет – как ежа, как бритву обоюдоострую, берет, как гремучую в 20 жал змею двухметроворостую. Моргнул многозначаще глаз носильщика, хоть вещи снесет задаром вам. Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма. С каким наслажденьем жандармской кастой я был бы исхлестан и распят за то, что в руках у меня молоткастый, серпастый советский паспорт. Я волком бы выгрыз бюрократизм. К мандатам почтения нету. К любым чертям с матерями катись любая бумажка. Но эту… Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза.

Ф.Раневская: Я достаю из широких штанин, Француз достает из узких Смотри, макроновский гражданин, не провоцируй русских.

LENA_P: Что без тебя я? Во поле былинка. С тобою- звезды просятся в родство. Я снять готов Мельчайшую пылинку С березового платья твоего. В солдатской ли шагаю я колонне, Усталый ли иду с твоих полей- Ты на меня глядишь из-под ладони Глазами доброй матери моей. Ты дорога мне Самой малой птахой И самой тонкой ниточкой дождя. И для тебя лишь Сердце под рубахой Стучит неугомонно. Для тебя! И если бой, И если гаснут сини, И после вспышки кануть мне во тьму, То тем уж счастлив, Что цветы России Сбегутся к безымянному холму. МЕРЕЖНИКОВ Н.Я. (г.Каменск-Уральский)

Войнов: Имена, имена… Бесконечные списки. На обрывках бумаги усталой рукой Пишут женщины русские в храмах записки, Чтоб служили в приделах за наш упокой.Мы не думали драться. Но были готовы К свисту пуль и шрапнели, и к блеску клинков. Наши кони носили боевые подковы, Хоть рождались на свет безо всяких подков.В старом доме в гостиной висели портреты – Люди в черных мундирах и при орденах. Крови первую каплю пролили в корнетах. Ну а кто-то – последнюю в тех же чинах.Юнкерам Петербурга – нам про честь не читали Длинных лекций доценты в цивильных пенсне. Нас учили не бегать от вражеской стали И беречь новобранцев при шквальном огне.Наш последний парад принимал император. И рябило в глазах от гвардейских знамен. Он смотрел, как на марше колышутся рати. Вся Россия смотрела на наш эскадрон.На германской крестов нам хватило сверх меры – Деревянных простых ну и тех, что на грудь. Умирать было б тяжко, если б не было Веры. А с Россией и Верой вспять коня не вернуть.Тем, кто шел в штыковую или с шашкою – лавой, Объяснять не придется, что такое судьба. Целит пуля в того, кто погнался за славой. Рубит сабля и князя, и рубит раба. Говорить о бесстрашии точно не буду. Офицерская честь стерпит страх, но не ложь. Я слова полкового никогда не забуду: «Умирать неохота, но за Родину – что ж…» Это стало привычкой – умирать за Россию. Это вечное право дворянских родов. Бой последний пришел, когда вместо Мессии Бог послал на Отчизну коммунистов-жидов.Этот бой был последним и самым кровавым Потому, что лилась только русская кровь. Оказалось, что мы в том бою были правы И случись повториться – погибли бы вновь. Ну и кто им расскажет – живущим сегодня Про присягу и Веру, Россию и честь? Наше место в шеренгах доселе свободно, Кони в седлах и ждут – кто осмелится сесть? Хмурый батюшка выйдет к амвону степенно. Отрешится от мира и станет читать, Вызывая на суд эскадрон поименно. И простятся грехи. И сойдет благодать... Михаил Фадичев.

medna: Войнов пишет: Бог послал на Отчизну коммунистов-жидов Синонимы, что ли, по мнению автора?

godro: medna, Войнов! Модераториал: совсем не в тему пишете!

Войнов: godro Да я, собственно, стихи написал...

godro: Войнов Да я, собственно, за стихи не ругаюсь, за любые.

Войнов: godro Согласен-тема скользкая...

Ф. Раневская: Модераториал godro: Думаете, не регистрируясь, можно писать что угодно? А я зачем выше модераториал писал? Для дураков?

medna: godro Согласна, что не в тему написала. Зря.

Лана К: Родство по слову Неторопливо истина простая В реке времён нащупывает брод: Родство по крови образует стаю, Родство по слову создаёт народ. Не оттого ли, смертных поражая Непостижимой мудростью своей, Бог Моисею передал скрижали, Людей отъединяя от зверей. А стае не нужны законы Бога, Она живёт Завету вопреки. Там ценятся в сознании убогом Лишь цепкий нюх да острые клыки. Своим происхождением, не скрою, Горжусь и я, родителей любя, Но если слово разойдётся с кровью, Я слово выбираю для себя. И не отыщешь выхода иного, Какие возраженья не готовь, Родство по слову порождает слово, Родство по крови порождает кровь! Александр Городницкий

LENA_P: Я осталась провинциалкой, В сердцу милом двадцатом веке... И мне правда совсем не жалко В двадцать первом быть неумехой. Мне привычнее по старинке, - Так, как было давно когда-то: Две копейки - и позвонила, А теперь - банкоматы, карты... Писем тоже теперь не пишут: Чаты, скайпы да СМСки: Не читают вживую книжек - В электронных - всё пусто, пресно. Книгу надо держать в ладонях, Ощущая бумагу кожей, Каждый лист её, как ребёнка, Гладить пальцами осторожно... И общения нет вживую: Все заложники интернета. Смайл обнимет и поцелует, Улыбнётся, пришлёт приветы, И букеты цветов подарит, Бриллианты, машины, яхты... Очень мило и гениально: Есть и нет... Но цветы не пахнут! Виртуальность сегодня в моде, Нет "вайфая" - нет жизни...Кома! С телефонами - на работе, В туалете, в гостях и дома. И рожаем, и умираем, На природе, и в огороде, Смотрим фильмы и засыпаем, Даже в баню с мобильным ходим! А мне хочется так, как раньше: Чаще видеться и встречаться, Без мобильно-инетной фальши, Глядя людям в глаза, общаться. Просто видеть в глазах их Душу, Согреваясь теплом ладоней... Интернет - на порядок хуже: Ты со мною и не со мною. Оттого я провинциалка, В сердцу милом двадцатом веке... Лет прошедших порою жалко... Только вспять не текут ведь реки! Альбина Бондаренко

Лана К: Р. Рождественский Остался дом за дымкою степною, Не скоро я вернусь к нему обратно. Ты только будь, пожалуйста, со мною, Товарищ Правда, товарищ Правда. Ты только будь, пожалуйста, со мною, Товарищ Правда. Я всё смогу, я клятвы не нарушу, Своим дыханьем землю обогрею. Ты только прикажи, и я не струшу, Товарищ Время, товарищ Время. Ты только прикажи, и я не струшу, Товарищ Время, товарищ Время. Я снова поднимаюсь по тревоге, И снова бой такой, что пулям тесно. Ты только не взорвись на полдороги, Товарищ Сердце, товарищ Сердце. Ты только не взорвись на полдороги, Товарищ Сердце, товарищ Сердце. В большом дыму и полночи, и полдни, А я хочу от дыма их избавить. Ты только всё, пожалуйста, запомни, Товарищ Память, товарищ Память. Ты только все, пожалуйста, запомни, Товарищ Память, товарищ Память.

LENA_P: К.СИМОНОВ Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Желтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера. Жди, когда из дальних мест Писем не придет, Жди, когда уж надоест Всем, кто вместе ждет. Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть, Что забыть пора. Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать, Сядут у огня, Выпьют горькое вино На помин души... Жди. И с ними заодно Выпить не спеши. Жди меня, и я вернусь Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть Скажет: - Повезло.- Не понять не ждавшим им, Как среди огня ожиданием своим Ты спасла меня, Как я выжил, будем знать Только мы с тобой,- Просто ты умела ждать, Как никто другой. 1941

Лана К: Федор Тютчев * * * Зима недаром злится, Прошла её пора — Весна в окно стучится И гонит со двора. И всё засуетилось, Всё нудит Зиму вон — И жаворонки в небе Уж подняли трезвон. Зима еще хлопочет И на Весну ворчит. Та ей в глаза хохочет И пуще лишь шумит... Взбесилась ведьма злая И, снегу захватя, Пустила, убегая, В прекрасное дитя... Весне и горя мало: Умылася в снегу И лишь румяней стала Наперекор врагу. 1836г.

Лана К: Александр Городницкий Севастополь останется русским Пахнет дымом от павших знамен, Мало проку от битвы жестокой. Сдан последний вчера бастион, И вступают враги в Севастополь. И израненный молвит солдат, Спотыкаясь на каменном спуске: - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! Над кормою приспущенный флаг, В небе мессеров хищная стая. Вдаль уходит последний моряк, Корабельную бухту оставив, И твердит он, смотря на закат, И на берег покинутый, узкий: - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! Что сулит наступающий год? Снова небо туманное мглисто. Я ступаю в последний вельбот, Покидающий Графскую пристань, И шепчу я, прищурив глаза, Не скрывая непрошеной грусти: - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! - Этот город вернется назад - Севастополь останется русским! август 2007г

Лана К: Елена Благинина. Поэтесса. "Мама спит, она устала..." Сегодняшний выпуск «Антологии отечественной поэзии» будет посвящен женщине, которая не унывала ни при каких обстоятельствах. И хотя не всегда у нее в доме были булки, и не всегда помазаны сливочным маслом, и очень редко по маслу растекался пахучий липовый мед, но она заряжала всех своим праздничным отношением к жизни. Ее муж, крупнейший поэт Георгий Оболдуев, которого она звала Егорушкой, был гораздо более известен. И как поэт, и еще больше как переводчик. Но судьба распорядилась так, что при жизни Егор напечатал одно-единственное стихотворение, а его супруга еще до войны оказалась не просто поэтессой, а любимой миллионами людей… Домашний театр для одного зрителя 27 мая 1903 года, 105 лет назад, в семье багажного кассира железнодорожной станции Александра Благинина родилась дочь, которую назвали Аленушкой. И отец, и мать, и бабушка с дедушкой души не чаяли в малышке, ради нее готовы были на все. Ну, скажите, какой отец организует свой домашний театр только для того, чтобы девочка развивалась гармонично? Роли играли все взрослые, но первую скрипку – бабушка, которая была прекрасной сказительницей и знала очень много песен, сказок, легенд. А второй скрипкой была мамочка. И маленькая поэтесса (первое ее стихотворение «родилось», когда ей исполнилось 8 лет) ответила самому дорогому человеку чуть позже, навеки обессмертив ее в своем знаменитом стихотворении. "Мама спит, она устала..." Мама спит, она устала… Ну, и я играть не стала! Я волчка не завожу, А уселась и сижу. Не шумят мои игрушки, Тихо в комнате пустой … А по маминой подушке Луч крадется золотой. И сказала я лучу: – Я тоже двигаться хочу. Я бы многого хотела – Вслух читать И мяч катать, Я бы песенку пропела, Я б могла похохотать. Да мало ль я чего хочу! Но мама спит, и я молчу. Луч метнулся по стене, А потом скользнул ко мне. – Ничего, – шепнул он будто, – Посидим и в тишине… А ровно через 10 лет, в 1921 году, в сборнике «Начало» было опубликовано ее первое стихотворение. К тому времени семья перебралась в Курск, где отец устроился на железнодорожную станцию багажным кассиром. Дедушка-священник спал и видел, что внучка выйдет замуж за служителя культа, станет матушкой и нарожает много детишек. А сама Аленушка всегда мечтала быть учительницей, а потому в любую погоду, подвязав легкую обувку веревочками, шла за семь верст в пединститут. Как попасть в «Переделку»? Это была очень целеустремленная девушка. После пединститута учеба была продолжена в Высшем литературно-художественном институте им. В.Я. Брюсова. Как значительно позже, в 1961 году, напишет Елена Александровна своему хорошему другу Корнею Ивановичу Чуковскому: «Я тоже похожа на некую белку, Но хочется все же попасть в «Переделку»». Кстати, эта дружба зародилась еще до их знакомства. Когда Аленушке было 13 лет, отец принес книжку, на обложке которой было написано: Корней Чуковский. «Крокодил». Вот как вспоминала об этом сама Благинина: «Мы читали «Крокодила» взахлеб, все – взрослые и дети. Невозможно описать радость, которую принесла нам эта книжка. Мы ее выучили наизусть, мы перекидывались репликами из нее, мы ее разыгрывали в лицах. Времена стояли тугие: шла война, надвигались великие испытания, кипели гражданские страсти, приближалась Революция. В семье у нас ждали очередного ребенка, так что работы в доме было предостаточно. Я работала, не покладая рук: мыла, стирала, стряпала; когда родился слабенький младенчик, стирала пеленки, ходила за больной матерью и делала еще тысячи всяких дел. Но во мне стояли две радуги, две радости – и все было нипочем….» Она подражала Чуковскому, вот откуда у нее такая легкость стиха, такое восторженно-радостное «ребячье» восприятие жизни. "Я нашла в саду котенка" Я нашла в саду котенка. Он мяукал тонко-тонко, Он мяукал и дрожал. Может быть, его побили, Или в дом пустить забыли, Или сам он убежал? День с утра стоял ненастный, Лужи серые везде... Так и быть, зверек несчастный, Помогу твоей беде! Я взяла его домой, Накормила досыта... Скоро стал котенок мой Загляденье просто! Шерсть – как бархат, Хвост – трубой... До чего ж хорош собой! Давайте снова забежим вперед. Послевоенные годы. Благинину разбил радикулит. В Переделкино, куда она так старалась попасть, в дачном поселке Союза писателей. Узнав об этом, Корней Чуковский примчался, бережно поднял Благинину на руки и отнес в машину. Чтобы отвезти в Москву, под присмотр врачей. Однажды, когда она была в поликлинике, а потом вернулась домой, ее мама заговорщицки сказала: «Там у тебя на диване валяется Корнюша». И вправду, на диване развалился длинный и худой, как единица, Чуковский. Они не стали зажигать свет, а в темноте сочиняли разные «веселушки». «Бабарельеф» (о толстых женщинах); «Вьюбчивый человек» (о ловеласе); «Дребеденьги» (непереводимое итальянское ругательство); «Снобит» (о приступе жадности); «Противозажиточные деньги» (о маленькой пенсии); «Шиллера в мешке не утаишь» (немец бы, наверняка, отказался лезть в мешок, в отличие от гоголевских героев); «Кот окончил высшее техническое урчилище» (четвероногих питомцев Аленушка обожала); «Береги челюсть смолоду» (первое наставление молодому боксеру). Вам ничего это не напоминает? Конечно же, «Русское радио» и «шуточки от Фомы» (Николая Фоменко) – «Все гениальное – простынь!». Ее муж был арестован еще за несколько лет до начала войны, перед ней выпущен на свободу, в годы сражений призван в армию. Он угас, не дожив и до десятилетия Великой Победы. А она, благодаря ему, пристрастилась к переводам, и благодаря ей мы узнали самобытных украинских, молдавских, татарских, польских и других поэтов. Но чаще она писала все-таки свои стихи. О, как тонко она могла все подметить, а самое главное, изложить понятным и взрослому, и ребенку языком: Паук трудолюбив и весел, Паук трудолюбив и весел, Авоську сплел, под водосток повесил. Туда росины крупные скатились И засияли, засветились… И сделалось такое волшебство, Что описать немыслимо его! Но писала она и взрослые стихи, которые, впрочем, особой славы ей не принесли. И все-таки мне хочется привести одно из стихотворений Благининой: Другие сны слетятся к изголовью, Умолкнут грозы в стынущей крови, И то, что называли мы любовью, Воспоминаньем станет о любви. И отзовется жизнь иною мукой, Иным вонзится в сердце острием, И то, что называли мы разлукой, Быть может, страхом смерти назовем? И только в час полночного молчанья, Когда восстанут вдруг в проснувшейся крови Все неисполненные обещанья, Все росстани, все горести любви, Мы встретим их мучительным рыданьем, Обрадуемся, что еще живем, И то, что называли мы страданьем, Обыкновенной жизнью назовем... Хотя практически до последних дней она сочиняла для детей. Вот одно из последних ее стихотворений, опубликованное в журнале «Мурзилка» в мае 1988 года. Черемуха, черемуха, ты что стоишь бела? – Черемуха, черемуха, Ты что стоишь бела? – Для праздника весеннего, Для Мая расцвела. – А ты, трава-муравушка, Что стелешься мягка? – Для праздника весеннего, Для майского денька. – А вы, березы тонкие, Что нынче зелены? – Для праздника! – Для праздника! – Для Мая! Для весны! Кстати, с «Мурзилкой» Елена Александровна сотрудничала 55 (!) лет. А ровно через год после написания «Черемухи», 24 апреля 1989 года, Благининой не стало. Но ведь и создала она его в возрасте 85 (!) лет. Где ж она черпала эту легкость? Литературная загадка…

Vita: Мы Мы – не Иваны, не помнящие родства. Пока мы живы - и память наша жива. И те, кто раньше прошёл свой путь, Хотели б тоже на нас взглянуть, Взглянуть оттуда, из вечной тьмы, Где наши корни, откуда мы: Кто мы такие, потомки их, И чтим ли свято родных своих? Мы – не Иваны, не помнящие родства. Пока мы помним - планета жива.

поэт-родовед1: Александр Городницкий Народ и язык Судьба моих предков, как пепел, черна и горька. Не дай моим внукам, Всевышний, ее повторить. Я с раннего детства родного не знал языка, И нету надежды, что буду на нём говорить. С чего начинается горестный этот подсчёт, - С расстрельного рва или груды пылающих книг? Язык умирает, когда умирает народ. Народ умирает, когда умирает язык. Дождливый ноябрь к снеговому идет рубежу. В покинутом доме входная распахнута дверь. С неясной тоской одиноким туристом брожу В еврейских кварталах, где нету евреев теперь. Зачем я живу, позабывший и племя и род, Убогий изгой, что от дедовских песен отвык? Язык умирает, когда умирает народ. Народ умирает, когда умирает язык. Пылится на полке никем не читаемый стих. Весёлые песни навеки умолкли вдали. Услышь же, Израиль, детей неразумных твоих, Что в черную яму с собою язык унесли. Не может обратно Земля совершить поворот. Рекою не станет засохший однажды родник. Язык умирает, когда умирает народ. Народ умирает, когда умирает язык. И всё же, дружок, понапрасну над ними не плачь. Меж жизнью и смертью еще не окончился спор, Покуда на крыше печальный играет скрипач, И детский поёт, заглушая стенания, хор. Покуда в огне отыскать мы пытаемся брод, И старый учебник с надеждой берёт ученик. Язык умирает, когда умирает народ. Народ умирает, когда умирает язык. 16.05.2007.

Лана К: Не следуй мирно в даль, где света нет, Пусть гневом встретит старость свой конец. Бунтуй, бунтуй, когда слабеет свет. Хоть знают мудрецы, что тьма – ответ На свет всех слов, не следует мудрец Безропотно туда, где света нет. И праведник, сдержавший свой обет Нести добро как солнечный венец, Рыдает зло, когда слабеет свет. Дикарь, свободный человек, поэт, Прекрасного певец, лучей ловец, Не побредет туда, где света нет. Увидев перед смертью рой комет Сквозь слепоту всех лет былых, слепец Бунтует, если угасает свет. Ты не на склоне – на вершине лет. Встреть гневом смерть, прошу тебя, отец. Не следуй мирно в даль, где света нет. Бунтуй, бунтуй, когда слабеет свет. Дилан Томас.

Лана К: ПАВЕЛ АНТОКОЛЬСКИЙ КОКТЕБЕЛЬ Тогда казался этот дом форпостом Мечтателей и чудаков Москвы. Влекло их к спелым черноморским звездам, К лохматой пене, к блеску синевы, К хозяину... А он не дожил века, Не дописал стиха - и был таков! Остался дом как праздничная веха В воспоминаньях многих чудаков. Остался львиный облик киммерийца С народнической русой бородой. Остался тлен и прах, как говорится, Да шум прибоя, да туман седой. Осталась в доме голова царевны, Умершей много тысяч лет назад. Глаза ее младенчески безгневно Поверх морей и мимо стран скользят. С невольным страхом прикасались гости К обломку древней сказочной кормы: Впились в обшивку бронзовые гвозди, Стих "Одиссеи" волновал умы. И раковины с берегов Гвинеи Нас радовали радужной игрой, И жизнь поэта, и века за нею Как будто приближались к нам порой. Так он остался в нашем мирозданье, Дородный этот добрый бородач, Отнюдь не классик в массовом изданье, А только список спорных неудач. И нам казалось, что за далью влажной Глядит на тучи и на Чатырдаг Какой-то профиль каменный и важный, Хозяин дома, символист-чудак. Сожженная земля в колючках дрока, В колючках ржавой проводки, в костях. Бежит вдоль пенной кипени дорога. На скалах развевается наш стяг. Здесь пионерский лагерь. Но, пожалуй, Видней отсюда прошлые века. Земля недаром столько раз рожала, Морская соль недаром несладка. Здесь были греки, генуэзцы, турки. Бетонный дот не позабыл других, Консервные их банки и окурки, Зловещую команду, зверский гик. Запомнил дот, как выбили их к черту, И с камнем сросся, мрачен и коряв, Лишь трещинами накрест перечеркнут, Военное значенье потеряв. Бетонный дот в сравненье с морем хрупок. Он выстоит еще лет пять иль шесть И в мусор мокрых галек и скорлупок Всей массой должен все-таки осесть. Вал налетит, ища любого корма. Вихрастый гребень выгнется вверху, И ликованье праведного шторма Спокойно смоет серую труху. Природа, как наставница благая, С учениками лучшими дружит, Без сожаленья в землю отлагая Все, что сырой земле принадлежит. Ей не милы колчаны и кольчуги И костяков изглоданных оскал. Но у рыбацкой крохотной лачуги Она поставит стражу верных скал; Нагромоздит обветренные глыбы, Как изваянья богатырских дней, С таким расчетом, чтоб они могли бы Свидетельствовать правнукам о ней; Прибою отчеканивать поручит Нефрит, и сердолик, и халцедон И напоследок мальчика научит Лепить из глины все, что видит он!

Лана К: Михаил Лермонтов стихотворение «Тамара» В глубокой теснине Дарьяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на черной скале. В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила: Прекрасна как ангел небесный, Как демон коварна и зла. И там сквозь туман полуночи Блистал огонек золотой, Кидался он путнику в очи, Манил он на отдых ночной. И слышался голос Тамары: Он весь был желанье и страсть, В нем были всесильные чары, Была непонятная власть. На голос невидимой пери Шел воин, купец и пастух: Пред ним отворялися двери, Встречал его мрачный Евнух. На мягкой пуховой постели, В парчу и жемчуг убрана, Ждала она гостя. - Шипели Пред нею два кубка вина. Сплетались горячие руки, Уста прилипали к устам, И странные, дикие звуки Всю ночь раздавалися там. Как будто в ту башню пустую Сто юношей пылких и жен Сошлися на свадьбу ночную, На тризну больших похорон. Но только что утра сиянье Кидало свой луч по горам, Мгновенно и мрак и молчанье Опять воцарялися там. Лишь Терек в теснине Дарьяла Гремя нарушал тишину; Волна на волну набегала, Волна погоняла волну; И с плачем безгласное тело Спешили они унести; В окне тогда что-то белело, Звучало оттуда: прости. И было так нежно прощанье, Так сладко тот голос звучал, Как будто восторги свиданья И ласки любви обещал.

Лана К: Кемерово, мы с тобой! Зимней вишни лёд Растопило пламя. Детский голос все зовёт, Рвётся к своей маме. Передайте , что люблю Всем родным и маме, Я боюсь, что не вернусь - Мы здесь умираем. Ты пойми что дверь закрыта, Что не выйти мне, Мама, мне ведь больно было, Но не как тебе. Нету выхода на свет, Да и света нету. Передайте всем привет Маме, брату, деду. Мама, мамочка прости, Больше я не буду. Ты не плачь и не грусти Нас не позабудут. Посчитайте нас потом, Честно посчитайте, Обещайте под крестом, Маме обещайте. Мария Захарова, 27 марта 2018г.

Лана К: Идет война... не за обрывки суши, . Духовная... с невидимым врагом, Жестокая война...за наши души, Идет война...между добром и злом! Николай Тарахов.

Лана К: Цветут герани на окне, Цветут герани на окне... Ты утром приходи ко мне, Прозрачным ранним... На лепестках дрожит роса, то ночи синяя слеза, И солнце светит тихо с крыш, а ты всё спишь... Я каждый вечер жду тебя, А солнце в капельках дождя... Не спят герани на окне... Цветут герани... Ты не придёшь, ты крепко спишь.. И синий дождь с покатых крыш сойдёт и он будить тебя не станет... Ольга Афанасьевна Кочеткова, актриса, поэт, рок-певица.

Лана К: Снова, как в том сорок пятом, будит гармонь тишину. Только другие ребята песни поют про войну. Снова сидишь, снова сидишь ты у дома, Прячешь лицо, прячешь от взглядов лицо. Белые слезы черемух тихо летят на крыльцо, Белые слезы черемух тихо летят на крыльцо. Помнишь, как в это же время ждали невесты ребят, Только на поезде скором твой не приехал солдат. Был он лихим, был он лихим и веселым, Ах как умел, ах как умел он плясать. Где то под старым Осколом в поле остался лежать. Где то под старым Осколом в поле остался лежать. Майские вешние грозы словно победный салют, Лучшей певунье колхоза спать до сих пор не дают. Снова летят, снова летят невесомо Так хоть в ладонь, так хоть в ладонь их лови Белые слезы черемух - память о первой любви. Белые слезы черемух - память о первой любви. Белые слезы черемух - память о первой любви. И. Тарабуки.

Лана К: https://yandex.ru/video/search?filmId=17482109424312202003&text=%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%20%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BD%20%D1%8F%20%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%88%D1%83%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%B8%20%D0%BD%D0%B5%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8B%D0%BC%D0%B8%20%D0%BD%D0%BE%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B8

LENA_P: Я куплю себе туфли к фраку, Буду петь по ночам псалом Заведу большую собаку. Ничего, как-нибудь проживем. А когда износятся туфли И издохнет от старости пес Пеплом станут в камине угли Звезды с небом скует мороз Будет ночь, словно льдинка, хрупкой, Будет музыкой мрак дышать На подстилке из старого фрака Будет милый щенок лежать Новый фрак повиснет на стуле Пара туфель стоит у дверей Жить по-новому очень трудно Жить прошедшим еще трудней. Михаил Афанасьевич Булгаков

LENA_P: Есть в осени первоначальной Короткая, но дивная пора— Весь день стоит как бы хрустальный, И лучезарны вечера... Где бодрый серп гулял и падал колос, Теперь уж пусто все — простор везде,— Лишь паутины тонкий волос Блестит на праздной борозде. Пустеет воздух, птиц не слышно боле, Но далеко еще до первых зимних бурь— И льется чистая и теплая лазурь На отдыхающее поле... Федор Тютчев 1857



полная версия страницы