Форум » Историко-генеалогический роман » А/К: Таинственная шкатулка » Ответить

А/К: Таинственная шкатулка

RODGER: Пролог. Приключения начинаются. Екатеринбург, октябрь 2016 г. Сергей не любил приключения, хотя профессию имел увлекательную – историк-архивист. Скажем больше, служил главным хранителем Городского исторического музея. Захватывающие легенды и тайны "древних" артефактов занимали его мысли ежедневно по будням с 9-00 до 17-00, исключая время обеда, когда он имел законное право не думать о работе. Нет, он любил свою работу, любил приходить в музей первым - можно было пройтись в тишине по пустым залам, настроиться на предстоящий день, любил сидеть в своём кабинете, похожем на монастырскую келью из-за единственного узкого готического окошка (музей занимал здание бывшего костёла), любил неторопливо размышлять, листая пожелтевшие страницы старых каталогов. В конце-концов, он чуть ли не единственный на курсе выбрал работу по специальности и гордился этим. Большинство однокашников пополнили бесчисленные ряды российских менеджеров и юристов, кто-то открыл свой бизнес, успел прогореть во время первого кризиса и вновь подняться, а он планомерно двигал отечественную науку. В свои неполные 30 лет он - автор более 100 научных статей, без пяти минут кандидат наук, перспективный молодой учёный. Сергей никогда не стремился к власти, богатству и выдающимся достижениям в области искусства, но его амбиции учёного росли с каждым годом в геометрической прогрессии. Он мечтал не просто ЗНАТЬ историю города — он хорошо изучил её по книгам историков и статьям краеведов, но теперь эти убогие интерпретации его не удовлетворяли. Он хотел заглянуть в самую ткань исторического процесса, самому УВИДЕТЬ и ПЕРЕЖИТЬ «как всё было на самом деле». И временами ему казалось, что он как никогда близок к цели...

Ответов - 10

Елена Борисовна: …Однако время летело неумолимо быстро, и что самое неприятное – только в одном направлении, так что иногда появлялось страстное желание как-то притормозить наступление очередного Нового года, чтобы продлить счастливые моменты молодости. Увы, осуществить сие пока неподвластно нам, простым смертным… Вглядываясь в призрачное будущее, Сергей видел лишь грустную перспективу очередного юбилея (шутка сказать, 35 лет!), который ясно даёт понять, что ты уже не молодой, и не перспективный (согласно российским законам), и что вовремя не защищённая диссертация вот-вот скроется в тумане прошлого. За этими размышлениями и застала Сергея мысль, прилетевшая неизвестно откуда и пробудившая в его сознании одно давно забытое воспоминание. Из глубин памяти внезапно всплыла семейная легенда, окутанная тайной, передаваемая изустно от его прадеда к деду, затем и отцу. И Сергею, ещё мальчишкой, довелось слышать рассказ о некой шкатулке, хранящейся в старом доме предков. Тогда много недосказанного, загадочного и непонятного было в том рассказе, но ощущение тайны завораживало. Детское воспоминание живо встряхнуло Сергея, взбудоражило мысли и чувства, пробудило активность, чётко осознанное желание действовать…

RODGER: ...Сергей оторвался от размышлений и перевёл взгляд на часы - подходило время обеденного перерыва. На его рабочем столе стояла старинная деревянная шкатулка, окованная ржавым железом. В замке торчал такой же ржавый ключ. Ключ заклинило и Сергей не знал, что делать - ломать замок он не решался. Течение времени всегда казалось ему непостижимым и потому завораживало. В детстве он подолгу сидел перед старыми дедовскими часами с маятником, наблюдая за движением минутной стрелки. Казалось, стрелка делает только одно движение в минуту. Он старался предугадать тот момент, когда она, только что неподвижная, напрягалась, вздрагивала и делала маленький шаг. Это едва заметное колебание было для него истинным ходом времени, тогда как постоянное мельтешение маятника - только иллюзией движения...  Тогда в детстве Сергей, постиг тайну времени, его дискретную природу, но не придал этому никакого значения. Теперь, погрузившись в воспоминания, он внезапно осознал ценность своего открытия. Сергей схватил ручку - нужно было поймать ускользающую мысль. "Течение жизни - как монотонное движение маятника в пелене повседневности, яркие проблески Истории - движения минутной стрелки", - записал он в рабочем блокноте. Мысли роились в голове Сергея и сами просились на бумагу. Он продолжил: "По легенде эта шкатулка может показывать прошлое. Допустим, так оно и есть. Но она не может отображать течение повседневной жизни, ибо с точки зрения Истории в повседневности нет движения. Следовательно, шкатулка, показывает только значимые события, из которых сплетена ткань истории. Эти события подобны колебаниям минутной стрелки часов, следовательно шкатулка подобна часам. В ней скрыт некий механизм, развёрнутый в прошлое. Должно быть ключ запускал этот механизм. Если я сломаю замок, механизм может испортиться. Единственный логичный вывод - обратиться за помощью к специалисту". Сергей отложил ручку и откинулся на спинку стула. Методика, усвоенная на одном из тренингов, как всегда сработала - ответ пришёл сам. Нужно отнести шкатулку к Филимону Белоглазову! Он мастер на все руки, умелец от Бога. Филимон не откажет. Они с детства знакомы - росли в одном дворе. Сергей в радостном нетерпении выбежал из музея, набрал Белоглазова и прокричал в трубку: "Филимон! Я к тебе. Срочное дело! Жди!".

Елена Борисовна: В квартире у Филимона ничего не изменилось с того дня, как приятели виделись последний раз: самые разнообразные инструменты, миниатюрные токарные и фрезерные станочки, уйма баночек с импортными наклейками, коробки и коробочки, книги и журналы, казалось, были расставлены и разбросаны в совершенном беспорядке. Однако Сергей давно знал, что для Филимона именно такая обстановка ассоциировалась с абсолютным порядком, где он мог сосредоточиться и реализовать свой творческий потенциал, выполняя многочисленные заказы и просьбы друзей и знакомых. Бесспорно, в своем окружении Филимон слыл уникальным мастером, способным починить любую вещь от простой до самой сложной, разобрав «до последнего винтика», обнаружить причину неисправности и снова собрать. Сергей надеялся, что и со шкатулкой он разберётся в два счёта. Всех своих предположений о возможностях шкатулки, в которые он и сам-то пока до конца не верил, рассказывать Филимону не стал, попросил лишь обращаться с ней аккуратнее. Филимон в задумчивости вертел вещицу в руках, с любопытством разглядывая потемневшую от времени древесину с полустёртым резным узором на крышке, проржавевшую металлическую обивку на углах, местами треснувшую и образующую острые корявые выступы. Попробовал повернуть ключ, предварительно капнув какой-то жидкости из импортной баночки. «Думаю, должно сработать – отличная смазка для таких случаев,» - не слишком уверенно произнёс Филимон. Однако не сработало. Посовещавшись, решили подойти к делу более основательно: раз вещица старинная, когда-то давным-давно сработанная мастером на совесть, да так, что вон уж сколько веков «прожила», то без советов-подсказок профессионалов явно не обойтись. Филимон углубился в недра интернета, а Сергею выдал стопку журналов с советами «медвежатникам» (так он называл инструкции и руководства по починке и эксплуатации запирающих устройств разного рода). Филимон Белоглазов пытается открыть шкатулку Сергей взглянул на часы – обеденное время кончилось. Однако соблазн разрешить проблему с замком здесь и сейчас был столь велик, что он тут же позвонил в музей и, без особых угрызений совести сославшись на плохое самочувствие, отпросился с работы. День клонился к вечеру… В конце концов приятелям пришлось признать, что ни специализированные сайты, ни журналы ничем помочь не смогли. Филимон, всё ещё не теряя надежды победить замок, попытался высверлить на фрезерном станке необходимое, как ему казалось, отверстие, бормоча при этом что-то о блокирующем устройстве. Но вдруг одним неловким движением сильно поранил палец о выпирающий острый край железной окантовки. Чертыхнулся сгоряча и ушёл на кухню искать йод, для профилактики. Во избежание подобных неприятностей Сергей тут же решил прибить злосчастный край молотком. Стукнув посильнее пару раз и тем самым прижав железку к углу шкатулки, он так и остановился в недоумении с поднятым молотком в руке… Ключ, до того казалось прочно застрявший в замке, повернулся. «Видимо, в углу шкатулки вмонтировано нечто вроде кнопки, которую я прижал и снял тем самым блокировку ключа,» - успела мелькнуть мысль. А дальше события развивались стремительно и так невероятно, словно во сне. Сергей приподнял крышку шкатулки и… перед его взором возникла комната в старом доме его деда, та самая, до боли знакомая, в которой он часто бывал в детстве. Вот и часы с маятником, за движением которого он так любил наблюдать, вот и массивный дубовый стол, собиравший всю большую дедову семью по праздникам. Но что самое удивительное и необычное – Сергей ясно чувствовал запахи, слышал звуки голосов, доносившиеся из соседней комнаты. Вошла бабушка и как ни в чём ни бывало обратилась с вопросом… к нему! Пожалуй, именно в этот момент Сергей в ужасе понял, что его родная бабушка видит в нём деда! «Но это нонсенс! Это… этого в принципе быть не может!», - пытался в растерянности ободрить он сам себя… Крышка захлопнулась. На пороге комнаты стоял Филимон и изумлённо таращился на Сергея. «Эй, дружище, ты уснул что ли? Или и впрямь заболеваешь? Зову-зову тебя, а ты то ли квёлый, то ли сонный – никак не реагируешь». Сергей сбросил охватившее его оцепенение и возбуждённо заговорил: «Слушай, тут такая штука случилась, ты точно не поверишь, да и я ещё не разобрался что к чему… Надо проверить, конечно, но похоже, что эта шкатулка даёт возможность трансдукции сознания. Понимаешь!? Я могу попадать в прошлое на уровне своего сознания, оставаясь физически в нашем мире, могу временно «вселяться» в кого-то и наблюдать за происходящим, а для нас – давно произошедшим. Ты представляешь, полное отождествление! А какие возможности открываются!».

поэт-родовед1: Филимон был парень странный. С профессией фрезеровщика (шутка ли! - 6-го разряда) работал в библиотеке. То ли книжки нравились, то ли нравились работницы библиотек (при живой то жене!). Любил читать по какой-то непонятной логике, Ницще и Шпенглера, ну и при грустном настроении - Колобка вприкуску с красными апельсинами... Помимо этого он, в свободное от жизни время, коллекционировал шкатулки, особенно таинственные...

Елена Борисовна: Однако странность его была безобидной и жить никому особо не мешала. Сергей же ценил приятеля за другое – умение быстро схватить самую суть вопроса. «Как думаешь, способен ли ты переместиться с помощью этой штуковины в любого предка или только в своего?». Сергей задумался на минуту (и ведь было над чем!), поколебался и ответил, растягивая слова, будто прислушиваясь к своему внутреннему голосу: «Ну-у-у, видишь ли… время покажет, способна ли шкатулка помочь хотя бы ещё раз повторить такой экскурс в прошлое. Чувствую, что возможности её велики, однако вопросов, сам понимаешь, море… Тут надо всё обмозговать толком – куда именно я хотел бы попасть, и зачем? Буду держать тебя в курсе, коль интересно. Бывай!» На том однодворники и расстались…

тракторист: Идя домой, Сергей разглядывал шкатулку, и что-то смущало его. Шкатулка вроде та же , но что-то поменялось... Сергей задумчиво потер переносицу. Точно! Цвет шкатулки поменялся на изумрудно-зелёный, но ржавчина по краям осталась. Однако интересный феномен! Видимо, шкатулка меняется сразу же после использования, или же по другим второстепенным причинам. Дойдя до дома ,он схватил телефонную трубку и набрав Филимона сообщил о совершённом им открытии. Эта новая информация наверняка даст толчок в исследовании Таинственной шкатулки.

Елена Борисовна: Ночью, при полной луне, не спалось. Сергей долго ворочался с боку на бок, мысли тоже ворочались в его голове: спорили, перебивая друг друга, торопливо бежали то вперёд, то назад, пытаясь понять - что же всё-таки произошло в Филимоновой квартире? Сергей едва поспевал следить за своими возбуждёнными мыслями. Пока же этот внутренний диалог не давал ответа на основной мучивший вопрос: какая неведомая сила, заключённая в деревянной шкатулке, придаёт ей невероятные, совершенно необъяснимые с точки зрения современной науки свойства? Будучи человеком широко образованным, начитанным, неплохо знакомым со многими прогрессивными достижениями в разных областях, в данной ситуации он оказался безоружным и растерянным. Не будем скрывать, вряд ли кто-то из нас, живущих в информационно-насыщенном XXI веке, смог бы с ходу решить возникшую задачу. Шкатулка стояла на столике рядом с диваном, с виду спокойно и даже немного отстранённо, но в то же время притягивая внимание. Повинуясь порыву, Сергей встал, ещё раз пытливым взглядом окинул шкатулку и осторожно взял в руки. В ярком лунном свете она казалась даже более таинственной, чем днём. Зеленоватый оттенок, проступивший на дереве и ранее отчётливо видимый, почти исчез. В душе Сергея боролись два острых чувства - желание приоткрыть крышку и страх непредвиденных последствий. После недолгих колебаний победа не досталась никому. Но одно обстоятельство, которое он не заметил (или не придал значения) в суете прошедшего дня, поразило его сейчас, когда он остался в ночной тишине один на один со своей загадкой: не было соответствия между весом и небольшими габаритами шкатулки! Это было довольно увесистое изделие, хотя несомненно сработанное из дерева. "Особая порода древесины с большим удельным весом? Но откуда она в наших краях? Или шкатулку в давние времена доставили из заморских стран?" - мелькали в голове вопросы. Внезапно, словно озарение, прилетела догадка: "А не имеет ли эта вещица двойного дна, причём внутреннее, возможно, из металла? И если да, то что скрывает в себе нижнее отделение? Не там ли ключ к таинственным и необъяснимым эффектам шкатулки?" Его так и подмывало безотлагательно убедиться в правильности своего предположения, но природный здравый рассудок велел отложить столь важное и небезопасное дело до утра. "Ну что же, утро вечера мудренее", - попытался успокоить себя Сергей и забылся тревожным сном...

RODGER: Глава первая. Маленькая гостья Октябрь 2016 года, Екатеринбург После встречи с Сергеем Филимон долго не мог уснуть. Встал, заварил себе крепкий кофе, плюхнулся в мягкое кресло, открыл по своему обыкновению потрёпанный томик Ницше и прочёл вслух: "Великие предметы требуют, чтобы о них молчали или говорили величественно: т.е. цинично и с непорочностью". Великие предметы.... Да, он кое-что смыслил в этом. Он всегда чувствовал, что рождён для великих дел. И молчал. Он мог бы стать генералом или премьер министром, может быть даже Президентом? Мог бы... но не стал. Или пока не стал? От внезапно вспыхнувшей мысли у Филимона пересохло во рту. Он сделал большой глаток кофе, отшвырнул книгу, вскочил и возбуждённо заходил из угла в угол. За окном весело перемигивались огоньки билбордов на Главном проспекте и празднично светился шпиль Екатерининского собора...

RODGER: … Его разбудил настойчивый хриплый звонок. Казалось, где-то внутри головы включился маленький противный будильник и оттого мозг гудел и медленно плавился. Филимон долго шарил по тумбочке в поисках ненавистного будильника, пока не сообразил, что звонят в дверь. «Какого чёрта, - выругался Белоглазов, натягивая египетский халат, - выходной же!» Вчера утром, отправив жену и детей к тёще, он надеялся мирно отдохнуть, но история со шкатулкой выбила его из привычной колеи. Он заснул только под утро и теперь чувствовал себя совершенно разбитым. - Кто там? - хрипло спросил Белоглазов, запахивая халат. За дверью кто-то сопел и мялся. Затем тихий девичий голос ответил: - Это Катя. Дядя Филимон, Вы меня помните? Белоглазов открыл дверь. На площадке стояла девочка в красной курточке, на вид чуть младше его дочери. Как будто знакомая. - Катя... А Светочки нет дома... - А я к Вам, - сказала девочка нерешительно, глядя на его растрёпанную физиономию. - Ко мне? - удивился Белоглазов. - Ну да, к Вам и к тёте Наташе. По важному семейному делу! - А-а.. вон оно что! - Филимон, наконец, улыбнулся, узнав двоюродную племянницу жены. - Заходи, заходи! - и он широко распахнул дверь, приглашая её войти.

RODGER: «Выросла то как — не узнать! Да.. бежит время, бежит...» - думал Белоглазов, потягивая кофе и благодушно глядя на Катю. Она сидела напротив за кухонным столом, пила ароматный чай из красивой стеклянной кружки. Филимон по праву гордился своей богатой коллекцией сувенирных кружек. Восхищенно хлопая глазами, Катя выбрала самую праздничную, французскую. На ней в лучах предзакатного солнца красовалась Эйфелева башня в окружении разноцветных домиков Монмартра. Катя увлеченно делилась семейными новостями, Филимон молча слушал, кивал и думал, как удивительно спокойно становится на душе от её мирной болтовни. Недавние тревожные мысли, владевшие им последние две недели — с тех пор как в его жизни появилась Шкатулка — неожиданно исчезли. Филимон ощущал прилив сил и возрастающую радость, наполняющую всё его существо от головы до пят. Между тем, Катя допила чай и, по всей видимости, приступила к главной цели своего визита. - Дядя Филимон, Вы знаете, кто это? - спросила девочка, протягивая ему конверт. - А ну-ка посмотрим, - весело сказал Белоглазов. Он аккуратно вынул старую фотографию из конверта и взглянул на неё с видом знатока, готового дать немедленный ответ. Вдруг рука его дрогнула, он медленно положил снимок на стол, посмотрел на Катю округлившимися глазами. На лице его блуждала рассеянная улыбка. - У меня получилось! - доверительно тихо и торжественно произнёс он и тут же вскочил с места, не в силах сдерживать переполнявшие его чувства...



полная версия страницы