Форум » Беседы родоведов » 2017 Перлы от генеалогии » Ответить

2017 Перлы от генеалогии

Yurik: Предлагаю уважаемым коллегам размещать здесь всякие перлы, глупости, нелепости и несуразицы, встречающиеся в архивных справках и исторических источниках. Думаю, что у каждого из нас наберется достаточно случаев. Начало темы смотрите здесь (сообщения 2007-2016 года).

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Елена Борисовна: Evghenii пишет: полное имя состоит обычно из не менее двух имен, а в метриках могли писать выборочно то одно, то другое, а то и некоторые из них Абсолютно верно, причём это справедливо не только для еврейских метрик, как пишет Evghenii (не знаю, не приходилось сталкиваться), но характерно именно для лютеранских метрических книг, с которыми сама работала в РГИА, пытаясь распутать родословные узлы.

АК-63: Нашелся компетентный человек, который все разъяснил. В общем, фамилия Лорер в записи о рождении 1868 г. была неправильно записана (Катарина Лорер 1846 г. р. умерла во младенчестве), фамилия Луиджи - неправильно прочитана, а на самом деле моя прапрабабушка была урожденная Лайппи... Даже досадно стало, а то я успел найти персональную ревизскую сказку на человека, которого уже считал своим предком, причем она вполне подходит для данного раздела: Ревизская сказка 1835 года... Прибыл из-за границы в 1804 году - Андреас Иоганнов Лорер. Возраст по последней ревизии - новорожденный. Ныне 17 лет...

medna: А разве Луиджи - это не имя?


Войнов: medna пишет: А разве Луиджи - это не имя? Некоторые итальянские фамилии (как, впрочем, и у нас) формировались как производные от имени отца, реже – матери. Практически аналог русского отчества. Такие формы встречаются во многих культурах. Например: Пьетро ди Альберто, т.е. Пьетро, сын Альберто. Катарина бы звучала как Катарина ди Луиджи.

medna: Войнов Ах вот в чём дело...

adroff: АК-63 пишет: фамилия Луиджи - неправильно прочитана, а на самом деле моя прапрабабушка была урожденная Лайппи... Да, верно Лайппи

Tamara: Получила сегодня из ГАВО информацию по одной семье за 1835-1860. МК, ревизии, исповедки. Ох, и бардак с возрастом женщин! Вот, например, моя 5 раз прабабка: Исповедка 1835: 61 Ревизия 1850: 71 Исповедка 1855: 81 Ревизия 1858: 78 Мк 1860: померла в возрасте 86 4 раза прабабка: Исповедка 1835: 25 Ревизия 1850: 45 Исповедка 1855: 45 Ревизия 1858: 52 Её дочь: Исповедка 1835: 2 Ревизия 1850: 24 МК 1850: померла в 17 лет. Главное, по отдельности данные церкви и ревизии между собой вполне стыкуются, а при объединении... Ну бред же!

Войнов: Tamara пишет: Ну бред же! При подушевом налогообложении важно наличие "души " (налогоплательщика ), а не возраст (РС). А при составлении записи в МК и ИВ- факт обряда (таинства),а не возраст (кроме брака). Никто, не предполагал, что по ним будут изучать генеалогию...

Tamara: МК за 1866 20 января родилась девочка; 20 же и крестили. 22 января отпевали её же, умершую 19 января.

godro: Tamara пишет: её же, умершую 19 января. Перл, конечно, но очень обычный. Записи делались "на коленке", в рабочей тетради, не известно, в каком самочувствии. Потом переносились в метрическую книгу, скорее всего, не собственноручно. Я встречал одну и ту же запись о крещении в марте и ровно через месяц слово в слово то же самое - в апреле.

АК-63: Скорее всего, от даты похорон механически отняли число 3. А, допустим, во многих метриках первой половины 19-го века едва ли не всем родившимся ставили одинаковые даты рождения и крещения (дескать, пара-тройка дней погоды не сделает)...

Tamara: godro пишет: Потом переносились в метрическую книгу, скорее всего, не собственноручно. Ну, если только... Потому как странно, что священник на отпевании не вспомнил, что два дня назад крестил этого ребёнка, и допустил такой ляп с датами. АК-63 пишет: Скорее всего, от даты похорон механически отняли число 3. Да, я тоже об этом подумала. Наверное, даты рождения и смерти не всегда точны, в отличие от дат крещения и отпевания.

masuly: "Два раза умер" - оказалось просто два раза записан.

Evghenii: Tamara пишет: что два дня назад крестил этого ребёнка, и допустил такой ляп с датами Александро-Невская церковь Бымовского завода 1801 г. Р./стр.149/: 13 (15) ноября жителя Степана Пердунова [он же Чикин] дочь Гликерия / восприемница жителя Василья Пердунова жена Ирина С./стр.155/: 12 ноября жителя Степана Пердунова дочь Гликерия 5 м. Книжку когда переписывали месяц рождения неверно записали или дату смерти. Уже и не разберешь, хорошо, что пол совпал.

АК-63: Случайности при составлении метрических записей. Один из моих прихожан принес младенца к отпетию. О. диакон сел записывать, а я приготовился отпевать и спросил только, есть ли полицейское удостоверение. Мне подали бумагу. Младенец был записан принадлежащим к семейству В. С., который тут же был налицо: это был наш прежний сторож, бывший восприемником сына у своей дочери. – Как это, – спрашиваю я, <…> ведь это ребенок твоей дочери? – Да. – А ты, – говорю дочери, – что скажешь: ведь это твой младенец? – Да. <…> – Зачем же покойник записан сыном твоего отца? – А меня спросили, как зовут отца, я и сказала… Хорошо, что я давно уже знал это семейство; хорошо еще, что и в отцы попал не другой отец, а то случается, что народная простота как при крещении, так и при отпетии записывает отца – не венчанного в церкви. Другой случай. Не было псаломщиков, а отпетием поторопили. Я стал записывать сам. – Как зовут мать младенца? – Меня? – Как зовут твоего мужа? – Прочитываю полицейское удостоверение: не так. – Отчего же в полиции записано вот как (читаю)? – Записано верно. Это наш хозяин. У него мы квартируем. – Но младенец ведь не хозяйский, а твой; как же это вышло? – А меня спрашивали, как зовут хозяина, я так и сказала. Отца нет дома, уехал; сама ходила… Подобных случаев у каждого причта насчитается немало. <…> А сколько подобных случаев при записи крестин! Однажды как есть целый день я пробился с именем Милован. Перебрал все святцы; пересмотрел Вольфовский настольный календарь Рынкевича (1869 г. Римско-Восточный календарь. Имена славянские.) – нет Милована! – Подавай паспорт! – Отослан на перемену. – Когда именинник? – Не знаю. – С какого времени считаешь себе год (рождения)? – Не знаю. – Как маленького тебя называли? – Милованком. <…> (К счастью, у нас был дряхлый старик Нил <…>, которого мы звали Нилушкой, а в простонародье Милушкой…) – А Милушкой мать называла? – Милушкой маленького иногда называли. – Так настоящее твое имя Нилушка, Нил? – Так у нас никого никогда не называли. Впрочем, по мне хоть так… В волостном правлении мне привелось быть свидетелем того, что муж, мой прихожанин, не знал, как звать свою жену. И живо слетал мужичок в свою деревню; воротился, думал, думал… Наконец: Немила (Неонила). В крестильной записи почти всегда – 4 имени, 4 отчества и 3 фамилии разных. Плохо с фамилиями: у одного нет никакой <…>, у другого две, а то и три фамилии («были мы барские и писались по барине так, потом вышли на волю, и в волости нас пишут иначе, а прозываемся мы вот как…»). – Нет ли документов? – Какие у нас документы, никаких… С именами тоже путаница: народ часто не умеет отличить Андрея от Адриана, Вассу от Василисы, а чуть имя помудренее – совсем плохо. Но это не все. Являются отец и кум, кума и бабка с младенцем, начинается запись. – Как зовут отца? – Отец записался: В. Г. – Как зовут родильницу? – Сказывает свою мать-родительницу: З. К. – Кто родил ребенка? – А. Б. – Замужем ли она? – За мной. – Как зовут тебя самого? – Д. Е. – Зачем же записываешь в отцы другого? – Да вот ведь крестный отец… Нужно иногда еще раз спросить отца: женат ли он, кто жена, она ли сама родила: случается, родила не жена, т. е. младенец принят чужой, а мы, дескать, записываем его в свои дети. Вы против этого спорите, с вами тоже спорят… – Подкинут, что ли, младенец? – Нет, так сами взяли. – А кто мать? – Проезжие, Христа ради просили взять. Они уже уехали, а куда – не знаем… А то приходят кум, кума и бабка. – Поскорее, батюшка; чуть жив… При записи оказывается, что кум поспешно взят с улицы, за кумой ходила посторонняя; бабка – человек пришлый; мать – здешняя, вышла за иногороднего и не знает, из каких они: то ли рязанские, то ли юрюзанские. <…> Созовите, пожалуй, весь причт – все равно; в околотке знают не больше. Оттого случается <…> [отец] сам свидетелем рождения и крещения не был, он был в отлучке; бабушка же в церкви записала младенцу одно имя, а домой принесла другое: не то стара и глуха, не то была навеселе, не то подумала о другом и забыла настоящее имя. <…> Бывало и то, что мы сами всех знали, родителей и восприемников <…>, а запись пропущена. <…> Званые крестины, крестины на дому – вообще самое невыгодное условие для метрических записей. Приносите метрику – положить почти некуда, приглашаете записывать – пера нет, нашли перо – чернила негодные, записали карандашом – бумажка потеряется. А кроме того, часто в таких случаях бывает два кума и две кумы. Вы говорите: закон не велит, а вам отвечают: пишите всех, и кончено... <…> Один из священников. [Оренбургские епархиальные ведомости. 1886. № 8, 15 апр. Отд. неоф. С. 246-249.]



полная версия страницы