Форум » Беседы родоведов » 2007-2016 Перлы от генеалогии » Ответить

2007-2016 Перлы от генеалогии

Yurik: Предлагаю уважаемым коллегам размещать здесь всякие перлы, глупости, нелепости и несуразицы, встречающиеся в архивных справках и исторических источниках. Думаю, что у каждого из нас наберется достаточно случаев. Продолжение темы смотрите здесь (сообщения 2017 года).

Ответов - 297, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Вита: Такую запись тоже встречала много раз. Особенно, когда умирали в Александровской больнице и смерти записывали в Пермской Александро-Невской церкви.

поэт-родовед1: судя по фамилии этот Александр Людвигович был поляком. А работал в Екат. окр. суде в конце XIX в.

Людмилв: поэт-родовед1 Где этот документ?

поэт-родовед1: Людмилв пишет: Где этот документ? в фонде Екат. окр. суда. номер фонда не помню. вроде ф.11

volod: поэт-родовед1 пишет: в фонде Екат. окр. суда. номер фонда не помню. вроде ф.11 Всё правильно Ф.11 "дела Екатеринбургского Окружного суда".

Людмилв: Спасибо. Фонд имеет несколько описей

поэт-родовед1: личные дела оп. вроде 11

Людмилв: Спасибо да 11

Николай Петрович: Опус известного генеалога Павла Варлакова СОВЕТСКОМУ КРАЕВЕДЕНИЮ ПОСВЯЩАЕТСЯ… Пафнутий Светочельский. АЛТЫН – ДУГА. (или загнутое словцо о подлинной и хронической историях нашего края.) Сие исследование, а проще сказать своеобразная трактовка Заурало-сибирской подзабытой достоверности, состряпано из голых фактов. Но чтобы не смущать любезного читателя, порнография нынешнего краеведения украшена некими мифологическими одежками, состоящими из портков, лаптей и красного галстука, расшитого кручеными нитками народного мифотворчества. Писано это все неизвестным до этого памятнейшего дня литератором, известным в узких кругах под литером «ИКС», побочного прапраправнука легендарного Алтына-Дуги. В переводе с древнезатобольского языка слово «Алтын» означает золото, а «дуга» это нечто беспредельно загнутое, следовательно, выражение «Алтын-Дуга» может быть переведено как «молчащее золото». Недаром говорят «слово серебро, а молчание золото» и поэтому автор решил положить предел этому молчанию и сказать обо всей этой истории свое загнутое словцо. ПЕРИОД ГЛУБОЧАЙШЕЙ ДРЕВНОСТИ. Первыми хрониками на нашей земле были древние люди. Их имена, к сожалению, установить не удалось, но все же и после них остались некоторые следы. Первый след обнаружен в засохшем глиняном отпечатке эпохи палеолита. Второй след оставила культура, а точнее бескультурье неандертальцев. После чего случились эпохи разных металлов и так до тех пор, пока, наконец, и до этих мест недохромали первые хроники. От их времен сохранились кое-какие орудия и другая хреновина, да еще, быть может, странные земляные сооружения прозываемые «курганами». Эти первые люди занимались отловом мохнатых мамонтов и охотой на пятнистых носорогов, коих поедали в свободное от охоты время. Любили они так же ягоды, хрен и грибы и даже иногда баловались «канибализмом» и другими шалостями, ныне не знаемыми, ибо моральные устои тогдашней древности, вполне позволяли вытворять оные безобразия. После наступил феодализм, затем пришли времена Золотой, и Синей бороды, которые медленно и сердито переросли в эпоху Сибирского ханства. А уж эта эпоха вот как раз и оставила после себя кое-какие имена и отобразилась в устных народных межнациональных сказаниях. К примеру, были такие мифологические личности как: Табул (он же Тагил) – хан, Утяк-бай и Черный Ик. Они вечно чем-нибудь занимались, чего-либо создавали, делали, а что именно, то это, собственно говоря, глубочайшая загадка, потому что окромя названий топонимов и гидронимов после них ничего не осталось. «Так с чего же, блин, начинается наша Родина?»: спросит меня вновь дотошный читатель. А начинается она с портфелей профессора Г.Ф.Миллера. Откуда ушло и куда пришло Царево городище. Одни ищут в архивах, другим все передается по наследству, третьи все находят в своей башке. ГОД 1635: На кряжистые берега Тобола-реки, в обретении благопитейных и угодных мест, а такось благодаря наличности в тутошних степях, борах и болотинах разнообразнейших закусок, спасаясь от «царского произвола и непомерных налогов» (как пишут наши местные краеведы). А если быть точнее, уклоняясь от уплаты налогов и пошлины за браговарение и винокурение, учиненных тогдашним царем батюшкой, сюда-то и приперлись первые хроники. Затем дружно на мысу, под высоким яром они построили слободу, дав имя ей «Царево городище», в честь рядом расположенного кургана с таким же названием, по своей форме напоминающим только что выпитую и перевернутую рюмочку, вместо ножки у которой, росла раскидистая березка… ГОД 1636: Проснувшись как-то утром с необычайного бодуна, самый уважаемый и многовыпивающий человек в Царевом городище, он же слободчик, некто Тимофеюшка по прозвищу «Невежин» (прозванный так, по одной версии за свой взбалмошный и мудреный характер, а по другой за то, что во время запоя вытворял порой сам неведая чего) решил сделать какое-нибудь доброе дело. Почесав бороденку, он на секунду задумался, а, опосля взяв лопату, спустился к берегу Тобола реки и посадил там деревце (сосенку). ГОДЫ: 1637-1678\1679. Частенько беломестные казаки с крестьянами, а порой и захребетники, встречать рассвет шли к реке. Прихватив с собой невода и удочки, якобы половить рыбки, невзирая на погоду, приносившую иногда клев, а чаще безрыбье, они рассаживались на берегу, где за разговорами часто напивались браги или другой какой гадости и впадали порой в беспробудное пьянство. Как правило, главным забиякой в этих делах и был наш слободчик Тимофеюшка. Монахи из Далматова монастыря неоднократно увозили его с собой на лечение в монастырь, где пытались склонить к труду и разуму. Они как бы предвидели ту истинную революционную ошибку-открытие, то, что спустя двести лет обнаружит Великий Марко Карлос: «Труд, блин, сделает из тебя обезьяны человека». В некоторой мере это оправдывалось и, возвращаясь после «трудотерапии» восвояси, уже с чистой совестью, Тимофей, как правило, уж очень раскаивался в содеянном баловстве. Он долго разглядывал трезвым взглядом трудовые мозоли на своих руках, но бросить пить никак не мог, ибо уж такова русская традиция. Далматовские монахи, да и сам батюшка игумен обращались с Тимофеем ласково, называли его по отчеству Онисимов сынок, но никто и никогда, окромя тюменского воеводы не называл его по прозвищу, Невежиным. В монастыре-то и встретил Тимофеюшка свою будущую зазнобу Настасьишку, по отчеству Родионовну, отбывающую в том же монастыре работушку, видимо за другие какие провинности. Но «нет повести и даже сказки ни о Тимохе, ни о Настасье!». И вот теперь то любезнейший читатель ее и обнаружит. Куда более интересен тот факт, что и до сих пор в здешних местностях бытует песня: «Эх, Настасья, ты Настасья, отворяй-ка ворота!». Следовательно, всегда, когда он Тимофеюшка вновь появлялся у стен новопостроеной слободу, ворота перед своим благоверным распахивала именно она, Настасьюшка. А Царево городище гудело как улей и встречало слободчика хлебом с сольюшкой, да брагой ядреной «царевогородищенской». ГОД 1680: Впервые Тимофей упоминается как Невежин в наказной памяти, видно допился. А дело это было тогда, когда слободчик Кондрашка Замятнин подрался со слободчиком Стенькой Нестеровым. Оба они были в буйстве и во хмелю и все никак не могли вспомнить, где Кондрашке было велено строить Белозерско-Иковскую слободу. ГОД 1681: В копии отписки Тобольского воеводы князя Алексея Голицина, написанной тюменскому воеводе Тимофею Ртищеву, вновь мелькает имя легендарного слободчика. Попытаемся восстановить или как говорят некоторые краеведы изобрести подлинный текст самой отписки: «В нынешнем де во 190-м годе, бусурманская рожа, блин, Федька Иноземцев, нехороший человек, обвел дорогу, блин, мимо Царева городища и теперяче к нам никто не заезжает, все едут к Федьке, а мы даже новостей из-за Яицкого бугра, ни хрена не ведаем. А собираются к Федьке, в Утяцкую слободу подозрительные люди, однако некоторые и с любовницами, из Тюмени и других городов. А брага наша царевогородищенская ныне спортилась и попрокисла. И хотя мы и эту выжрали, а ни хрена в ней градуса нет. И тогда послали мы гонцов к Иноземцу, подай мол соседушка, ну хоть с десяток боченков винища, праздник, блин, на носу. А он скотина расколол стеклотару и цены в (..нерезборчиво) цать раз взвинтил, мы то скинулись, да только на распохмелку и хватило. Ой! Туго нам с бодуна, хреново. И рука дрожит, и нога, и никакой альтернативы в башке у нас нет, только бы ему Федьке, рожу расквасить. А они Утяцкие раскольшики и раздорщики нам в ответ всякие богохульные речи испущают. И даже монахов с Далматова монастыря на фиг послали. Ты бы уж им любезный батюшка, уж ух как им, блин, устроил.. (далее можно изобретать самому читателю)..». Вскоре кстати, слободу Федьки Иноземцева окружили разгневанные тобольские и тюменские служивые люди. Но тот не сдался, не раскаялся, а самосожегся. И с ним самосожглися более 400 человек. ГОД 1683: А событий в этот год было до хрена, а то и поболее. Но обо всем по порядку. Сопоставляя портфели Миллера с переписными листами Левки Поскочина можно прийти к великолепнейшему выводу. Если слободу Царево городище построили в 1635 году, стало быть, тогда слободчику было лет 20-25, а был им, несомненно, Тимофеюшка, то к 1683 году ему перемахнуло к восьмому десятку. А жена Настасьюшка и в этом возрасте, и в то времячко, еще рожала супругу ребятишек. (В переписи о их возрасте почему-то умалчивается). Видно крепок он был, да и брага местная на здоровье положительное влияние оказывала, тут уж супротив ничего не скажешь. А вот насчет строительства в слободе острога, тут значит, уже просматривается и негативная сторона пьянства. Ведь почти за 50 лет с начала строительства слободы, Тимофеюшка с сотоварищами ни острога, ни церкви таки не построили. А как об этом мечтали советские краеведы! Но толи лес кто на опохмелку (а то и на пропой!) продавал из бюджета слободского, толи этот лес кто из каких других нужд разворовывал, об этом пока история молчит. Вот тут и запьешь. А ведь пивал, пивал и еще как пивал, получается, Тимофеюшка! Так пивал, что и пашенки то ни разу не пахивал. Взять вот, к примеру, Усть-суерского слободчика Ваську Пухова и тот пивал, а пашню регулярно вскапывал. Эх, Царево городище! Была б кадушка бражки да жена Настасья! Так видно полста лет и пробухали. А был у нашего слободчика дружек закадычный, Ивашка Половников, с ним они вместе в монастыре выросли, и в бабки в детстве играли и одну лямку тянули. Его-то как бронника-кузнеца, оружейных дел мастера и взял для строительства слободы Тимофеюшка. А силен тот был не особо как в бронном деле, а особливо в бражном ремесле. Тоесть фиктивно он был бронником, а фактически бражником, занимался изготовлением особливой браги в браговарильне, замаскированной под простую кузницу. Тут уж и сам Великий Государь хрен чего обнаружит. Так вот, в 1683 году поскакал в Царево городище и другие слободы, окромя конечно ж деревни Брылиной, на бойких троечках писарь, тобольский сын боярский Левка Поскочин с компанией. Но, учитывая тогдашнее состояние всеобщего бодуна, плохое состояние дорог, души и переменчивость погоды, из-за которой даже звезды в ночи куда-то попозаволокло, писчики немного заплутали и сделали крюк, загнавший их, хрен знает куда. По прошествии нескольких дней они всеже сориентировались и выбрались к Цареву городищу. Страдая от мучительной жажды, измучившись от разного рода головных болей, вьехав в слободу Лев Миронович Поскочин молвил: -Тимошечка, дай, блин, чего-нибудь выпить, а то совсем сдохнем. -Не сдлохните, батюшки – ответил Тимофеюшка и предложил именитым гостям пройти в кузницу, где угостил детей боярских хмельным царевогородищенским кваском, с градусом. Каждому для начала налили по деревянному ковшичку, вместимостью полтрети и еще полполтрети ведра. К сожалению, для потомков эти ковшики не сохранились, много у нас утрат. Ну да ладно. Поймав с березового блюдечка, переставшими вдруг дрожать пальцами, соленый грибок, Лев Поскочин от удовольствия крякнул и, обтерев реденькую бороду, одобрительно константировал: - Крепка, блин, холера. Уважил ты нас Тимофеюшка. А налей-ка ты нам еще по ковшику. К утру, дети боярские с местными жителями, которых, пересчитав, переписали в особую книгу, так нахрюкались, что кочевавшие неподалеку калмыки-кочевники, услышав крепкое русское словцо и бранные срамные песни, на всякий случай снялись со своих кочевий и навсегда ушли обживать берега каспийского моря. И до сих пор там живут, однако. Благодаря стараниям писцовой команды Л.Поскочина, полюбивщего сначала, а как же иначе, здешние места за их гостеприимство и «хлебо к браге сольство», мы теперь знаем и о многом другом, чего он там понацарапал, в переписи. Первыми хронически на рыбалке повернутыми «рыборями» в наших краях были Белозерско-иковский слободчик Стенька Нестеров и Белоярско-иковский Кондрашка Замятин. Они то, ух как любили порыбалить. А ловили они и в погожее лето и зимой подледно и чебака, и щуку и даже рыбу нельму из семейства, кажется «лососевых». А больше думаю, они любили рыбачить именно потому, что нравится некоторым с похмелья испить жбан, другой свежей ушицы. Ну и все остальное, согласно древней традиции. Конечно, иногда дело доходило и до мордобития, ведь наши-то слободчики друг друга терпеть ненавидели, толи из-за конкуренции, толи чисто, по-человечески. Не раз они чинили, взаимно, разные мерзости. Наверно это и повлияло на то, что жители соседних слобод частенько огуливают своих соседей то оглоблинами, то дубьем каким, а то и попросту кулачищами. Но до смердоубивства, вроде как бы никогда не доходило. Разве, что забредет, нездешняя воровская какая рожа, стрельнет из-за Тобола реки из лука по хмельным местным жителям, да и сгинет где-нибудь за затобольскими кундраками. А так мирились всегда полюбовно, из одной бадьи хмельной раны залечивали, обнимались до слез, а чуть опосля снова дрались. Все как всегда. Но в тот год уж как-то сильно часто стали пить и драться, а все из-за того, что слободчики с хмельного запою, никак не могли меж слобод разделительную межу провести. Тут то к ним и подъехал Л.Поскочин и говорит: - Щас, я вас в энтом споре разведу. А ставьте вы за это, по одному боченочку белозеробелояроиковской настойки. Раз такое дело, кинулись слободчики по своим слободам, а Поскочин им в след и возми, да и прокричи: - А не, передумал, по два с каждого! – и загоготал во след издевательский. Вот тогда-то кто-то из слободчиков, видно за насмешку или из жадности и решил наказать сына боярского. Взял брагу-то и разбавил сырой водичкой. Дело быстро сделали, все отмеряли и размежевали и зарубочки на деревах топориком понаставили. Все, как и должно быть по наказной памяти. А после и гульнуть не грех. Затем прошло полчасика. Тут-то и пошли у Поскочина с сотоварищами сначала рези в животах, а потом навязался и сам многочасовой понос. Тут уж и деваться некуда. Но Поскочин обиделся крепко за такое издевательство. «Да, чтоб меня, сына боярского, Левку Поскочина как репку облошили, халяву подсунули! И т.д. и т.п. Вот тогда-то, он взял да и обложил, всех без исключения жителей, всех близлежащих четырех слобод непомерным государственным налогом. А что после было, спросит любопытный читатель? Слободчиков с должностей устранили, а вместо них назначили приказчиков, как водятся детей боярских. Что, мол, с мужика возмешь окромя разбавленной браги. Такие вот дела творились в наших краях. Ну а далее, небось, кто и сам допишет. В наше время и без меня краеведов множество. А мне пора бы и межу знать (так говаривали в старину).

гамаюн: http://www.rg.ru/2015/04/01/japan-anons.html 10(13) января 1877 года умерла(погребена) Мостовскаго прииска крестьянка вдова Феодосия Алексеева КИЛУНОВА, 121, от старости. ГАСО: ф.6, оп.6, д.69а. Были женщины в русских селениях...

АК-63: Скорее всего, реально ей было лет на 30 меньше, хотя как знать... Исторический факт: когда в 1912г отмечали 100-летие войны с Наполеоном, в Тобольской губернии нашли живого участника той войны!

поэт-родовед1: В 1920-х гг. в записях ЗаГС г. Камышлова нашел человека которого зовут Отто Карлович ЦВЕНТУХОВ

Людмилв: Укажите, пожалйста, архив, дело и т.д.

поэт-родовед1: помню только что в ГАСО

поэт-родовед1: фонд вроде р20.фонд ЗАГС. надо по справочнику смотреть

godro: поэт-родовед1 пишет: помню только что в ГАСО - перл от генеалогии! :))

volod: godro пишет: цитата: помню только что в ГАСО - перл от генеалогии! :))

sgkv@mail.ru: Справочная книга всех окончивших курс Пермской духовной семинарии В память исполнившегося в 1900г. 100-летия Шестаков И. 1900г. В 1807 г. выбыли Удинцевъ, учитель информат. класс, семинар, + учитель информатики?!

Михаил: sgkv@mail.ru пишет: учитель информатики?! Информаторический класс.

sgkv@mail.ru: Было их с полсотни новичков, зачисленных в первый информаторический класс. Согнали всех в пустую мрачную залу. То были все больше сыновья сельских священников, дьяконов, дьячков и псаломщиков. Доставленные в Казань из дальних приходов, мальчишки испуганно жались к стене. Вошли ректор, префект и наставник информатории {Информатория — название первого (низшего) класса в духовных семинариях XVIII века, где семинаристы обучались русскому чтению к письму. Последующие классы назывались: фара, инфима, грамматика, спитаксима, поэзия, или пиитика, риторика, философия и богословие.} с классным журналом под мышкой. век живи, век учись! Спасибо за информацию.

АК-63: Во-первых, псаломщики появились с 1869г... Семинарский курс назывался не спитаксима, а синтаксима.

sgkv@mail.ru: ГАПК Ф.111 Оп.1 Д.280: О службе Мвана Ивановича Зуева Почти бвана

godro: В метрической книге встретил запись о бракосочетании: сведения о невесте, четыре поручителя, все церковнослужители перечислены, запись заверена, вот только о женихе оставлен пропуск - чистое место, ни одного слова. Карт-бланш?!

sgkv@mail.ru: Кто вспомнит кто такой Дункель? Кто то скажет персонаж Николая Крюкова из фильма "По тонкому льду" Оттуда и выражение, ставшее крылатым:"Спокойно, Дункель". Ан нет:ГАПК Ф.111 Оп.1 Д.231: О службе Владимира Леонидовича Дункель

АК-63: Вполне себе нормальная немецкая фамилия. В переводе на русский означает "темный" (варианты - "мрачный", "подозрительный")...

Perol: Коми-Пермяцкий окружной государственный архив. Список села Юсьвинского земства на крестьян избранных к отдаче в рекруты за неодобрительные поведения в 12-й рекрутский набор, 1855 год. «Матвей Макаров Обирин, 30 лет. От начальства бегает, прячется, распутничает с Верх-Юсвенской солдаткой. Посылки исполняет худо, в подать не давал ещё не копейки. Общество решает здать, ибо жена его ревнует и часто кидается на него с топором».

godro: Perol пишет: Общество решает здать Так создавалась доблестная российская армия...

АК-63: Когда доходило до призыва на военную службу церковнослужителей, церковное начальство тоже старалось отдать, кого похуже (что было вполне логично)...

татива: А сейчас, как говорят про непутевых? "Хоть бы в армию забрали!"

Perol: Но не всех непутёвых "здавали", некоторых и прощали! Там же. «Иван Наум. Ярусов, 31 года. Старший брат при обществе объявил: что он на маслянной пировал поколотил его, катался 3 дни, возил девок загонял лошадь, распутствует. Жеребенка продал за 4 р. серебр, из этих денег употребил на покупку шляп 1 р. 26 к. сер. а остальные промотал. Не говорит с братом более ½ года, делится». Приписка: «Общество оштрафовало и простило»



полная версия страницы